Как я провёл этой ночью

Сегодня под утро я очнулся в мрачном дистопичном городе, где постоянно лил дождь. Плащ намок, от меня воняло как от бездомного, длинные слипшиеся волосы заслоняли обзор. По капюшону раздражающе стучали капли. В кармане что-то задрожало, словно мобильный, поставленный на виброзвонок. Я с удивлением обнаружил очки дополненной реальности, похожие на те, что использовали герои Dennou Coil. В стёклах отобразилась 3D-схема прилегающих кварталов.

Обезличенный голос робота сообщил, где находится очередная цель, подсвеченная флюоресцентным синим. Рядом, под грудой тряпья обнаружилась тяжеленная винтовка «Барретт». Всё, чего я хотел – попасть в тепло и согреться, но дождь всё лил и лил. Самое печальное, что я совершенно точно знал: если я не ликвидирую объект, моя семья умрёт.

Я встал и пошёл, слегка покачиваясь, имитируя пьяного. К счастью, в кармане обнаружилась фляжка какого-то пойла, на вкус – полное говно, но зато согревает. Через четыре квартала я зарылся в помойку, запах гнилых картофельных очисток и тухлых помидор выедал ноздри. Несколько домовых мышей с вживлённым чипом окружили местонахождения объекта – хорошо одетого, невероятно тощего мужчины с прилизанными волосами. До него было метров пятьсот, не меньше. На мониторах очков мыши выглядели оранжевыми точками. Через камеры на их спинах я мог заметить каждую деталь обстановки.

Объект стоял в сопровождении охраны и беседовал с какими-то тёлками, по виду – проститутками, в прицел я видел каждую пору его кожи. «Или он, или твои», проскрежетал голос в наушниках. Я снял очки и на полувыдохе потянул спуск. Грудная клетка объекта раскрылась алым цветком и его отшвырнуло на капот стоящего рядом лимузина. Кровь на ультрамариновой крышке казалась чернилами. Охрана что-то кричала, но я вновь закопался в мусор, лихорадочно ища в складках плаща пистолет. Ругер. Слишком маленький, случись что.

«Следующий объект…», начал скрежетать голос, но я не стал слушать, перевернулся на спину и посмотрел в грозовое небо. Слёзы смешивались с ледяными струями воды. Я думал о семье и о том, как мне вывернуться из того говна, в которое я вляпался. Сдаться властям не вариант, микрозаряды, введённые в синусовы пазухи, разнесли бы мне черепушку, как только заказчик обнаружил бы мою нелояльность.

К счастью, в этот момент я проснулся в луже ледяного пота. Одеяла, как и футболка, оказались мокрыми насквозь. Кот мило хрюкнул в ухо, собака свистнула и деликатно потрогала мня лапой, Соня перевернулась на другой бок и вздохнула. Любимая девушка мирно спала рядом. Я переодел футболку. Жизнь оказалась прекрасна.

Это я вчера вмазался «лайтом» от COVID-19. Уснул только под утро, но это не от вакцины, это погодное, будь оно неладно. Вот такие новости. Следующая вакцинация через полгода. Но сон был крутой. Впрочем, у меня часто так.

Как становятся писателями. Лайфхак.

Деда моего при крещении назвали Хансом, но, после ряда трагических столкновений с советской властью, он записался как «Иван Иваныч». Sapienti sat. С матерью своей, которую мы, по немецкой традиции, звали Омой, и остальными бесчисленными родственниками он общался на странной архаичной смеси какого-то из северо-немецких диалектов и голландского. В отличие от родни, он не был религиозен, но слыл человеком скромным, добрым и отзывчивым.

Зимой он почти никогда не надевал правую варежку из-за необходимости всё время пожимать руки встречным прохожим. Они неизменно кивали подбородком в мою сторону и спрашивали: «Ваш?». Дед со скромной гордостью отвечал: «Мой» и прижимал меня к себе. Прохожие одобрительно крякали: «Похож». В этот момент меня, разумеется, переполняло блаженство.

Деда я, понятное дело, обожал. У него была интересная манера меня убаюкивать. Поскольку у него дома не было детских книг, он пересказывал мне по памяти «Робинзона Крузо», «Лунный камень» Уилки Коллинза и истории о капитане Немо. А потом стал читать мне на ночь рассказы Чехова. Много Чехова. «Налим», «Лошадиная фамилия» и так далее. Его восьмитомник я потом передал по наследству сыну.

Наверное, тогда во мне и проснулась настоящая тяга к литературе. Прежде всего, к русской литературе. Ну и отец ещё потом подсуропил: ставил мне на ночь катушки с гоголевскими произведениями в исполнении знаменитых артистов. Помню, «Вия», например, актёр Борис Бабочкин читал, который сыграл Чапаева. В общем, папы и мамы, не стесняйтесь знакомить детей с классикой, она людей, вроде как, не портит.

Кстати, у такого воспитания был и побочный эффект – со временем я стал весьма популярен в детском саду. Бабушка рассказывала, что когда приходила забирать меня домой, часто заставала такую сцену: дети сидели на стульчиках, расставленных полукругом, и слушали, как я пересказывал им то, что на ночь читал дед. А воспитательницы невозбранно пили чай и трепались на кухне. Хоть в стендаперы теперь иди, с таким-то бэкграундом, хе-хе.

А вам какие истории с дедами запомнились из детства?

Стивен Чбоски "Воображаемый друг"


Короче, ребят, Стивен Чбоски – это Стивен Кинг здорового человека. У него есть всё то, что мы так любим у Кинга и нет того, что мы у Кинга ненавидим. Роман «Воображаемый друг» не только большая толстая книжка, это ещё и куча героев, у каждого из которых есть своя биография и своя правда; это многослойное повествование, которое захватывает и тащит, и это катарсис, перед которым придётся немножко потерпеть.

Зачин книжки выглядит довольно привычно: молодая-красивая Кейт Риз бежит из штата в штат, пытаясь спастись от алкаша и козла Джерри. С ней путешествует семилетний сын Кристофер. Кажется, они, наконец, добираются до тихого городишки, где им ничего не угрожает. Но тут Начинается.

Прикольно то, что Чбоски находит новые повороты для ходов, которые кажутся заштампованными. Ну и сама битва Добра и Зла в книге достигает каких-то совершенно невероятных масштабов. Ты ждёшь, что сейчас всё кончится, но оно всё не кончается и не кончается, удары сыплются один за другим так, что хочется уже прикрыть голову руками, но нет. Битва разгорается и разгорается, сначала ты начинаешь беситься по этому поводу, потом постепенно доходишь до стадии принятия и понимаешь: это Апокалипсис. Такой, каким ему и положено быть – по-настоящему эпический, на всю Вселенную.

Большая часть повествования показана детскими глазами, от этого «Воображаемый друг» становится ещё страшнее. Сам Чбоски говорит о книге так:
– Это очень личная и, я надеюсь, в конечном счете очень жизнеутверждающая история о том, как с помощью семьи и друзей ты можешь победить тьму. Это то, что я хотел сказать.

В общем, мне роман очень понравился. Если хотите улучшенную версию Кинга – «Воображаемый друг» самое оно, на мой вкус.

Новый диван

Вот это фото Кота стало мемориальным для знаменитого дивана "Гермес" в ткани "Лондон". Да, я любил его всей жопой. Любил спиной, правым боком и левым тоже. Но всему свой черёд, когда из дивана "Гермес" в ткани "Лондон" предательски полезли пружины, его пришлось пристрелить.

Вчера мы собрали себе новый уютный диванчик Klippan, на две жопки и двух котов. Из Икеи, да. Происходило это примерно так. Я кричал из-под будущего дивана: "Посмотри там в инструкции, что дальше?". Моя любимая девушка затягивалась сигаретой, заглядывала в мануал и отвечала:
— Двое сильных мужчин переворачивают диван.


Я посмотрел на картинку. Там, действительно, двое крепких рабочих заправски управлялись с диваном. Я посмотрел на свою любимую девушку, она выглядит довольно хрупко. Как китайская фарфоровая чашка примерно. Я вздохнул и сказал: "Ну, давай играть в двух сильных мужчин".

И, вот, буквально сорок минут ролевых игр и прекрасный Klippan цвета "Висле серый" радует Кота, Соню и нас. Самое забавное, что труднее всего было не собрать его, а обтянуть чехлом. Теперь у меня кулаки не сжимаются. Ну и ладно, всё равно сегодня я драться не собираюсь.

Пиноккио

Намедни видел человека, который нажал кнопку лифта носом. Спустя почти два года после начала пандемии. Взрослый человек, мужеска полу, ткнул носом в кнопку,  типа, я — Пиноккио. Ну, или Буратино, если вы патриот. Руки у него были заняты, да, но какая странная религия не позволила ему ткнуть кнопку локтем? Не знаю, храни его Дагон. 

Он уехал, а остался, офигемши, и подумал, что ничего не понимаю в людях. А потом подумал: может, оно и хорошо, что я в них не понимаю? А то вот так как встанешь раз, как Всё Поймёшь. И из дому больше выходить не захочешь. А мне так нельзя, у меня звери.  

Про интимное расскажу. 


Внезапно закончились все трусы (простите, я предупреждал). Ну, пошёл я в "Кыштымский трикотаж", поддержать отечественного производителя, купил стопку труханов, приволок добычу домой, попросил любимую девушку перестирать.
Слышу голос: "Вот эти с Бэтменом красивые". Ни единый мускул не дрогнул на моём брутальном, чуть насупленном лице. Только холодная струйка пота от затылка по спине и тихий шепоток в голове:
— С Бэтменом? С Бэтменом, блеать?! А что потом? Нинтендо? Пятая плойка? Начну подворачивать штаны на старости лет? Покупать funny socks? Заведую юную любовницу-кровопийцу? Возьму привычку захаживать в барбершоп? Делать селфи из фитнес-клуба, втягивая живот? Менять, сука, луки?! 
К счастью, его быстро сменил другой голос со стальным оттенком:
— Это всего лишь трусы. Кому ты собрался их демонстрировать? Просто трусы. К тому же, ты в отпуске, имеешь право.
— Да, — с вызовом сказал я вслух, — с Бэтменом. Там были ещё одни, но мне не понравился фасон.
Но моя любимая девушка уже скрылась в закутке, где стоит стиральная машина и ответом мне был шорох порошка, насыпаемого в лоток.
Вы прослушали радиопередачу "Писатель М. и его слегка девиантный внутренний мир". Stay tuned.
UPD; кстати, пока писал эти искренние строки, мой гипофизарный Кот самостоятельно запрыгнул на диван, чтобы потоптать мне грудь молочным шагом, хрюкая мне в бороду. Небывалый случай в нашей котоводческой практике (см. фото)

на бегу

Итак, друзья, выяснилось, что из двенадцати романов Ю Несбё об алкогольно зависимом детективе Харри Холе я прочел всего лишь два. Я решил восполнить этот пробел. Поэтому, не поминайте лихом.

Гипофизарный Кот

А жить без приключений нам никак нельзя же. Итак, кот. По имени Кот. Заслезился глаз, пошли к ветеринару. Она заканчивает делать трёхцветной кошке операцию, поэтому нас не видит, мы мило общаемся.

кот

— Вы нас тогда напугали этим "вольерным содержанием" бенгалов, — рассказываю я, — а мы же зовём его Какляля, потому что он, как ляля маленькая, вечно просится на ручки и целоваться.
— Это вам повезло просто, — отвечает ветеринар, — некоторые владельцы бенгалов даже погладить своих не могут толком.
— А ещё он до сих пор прыгать не умеет, хотя восемь месяцев человеку почти, — продолжаю болтать я.

Ветеринар Лена делает последний стежок, складывает спящую кошку в сумку и, наконец, поворачивается к нам со словами:
— Ну, давай, посмотрим, почему ты не прыгаешь.
Тут она на секунду замирает и переспрашивает, сколько коту месяцев.
— 23 февраля родился, — бодро рапортую я.

Лена начинает его осматривать и мять как тесто. Кот небесно улыбается и глаза его — очи андела господня.
— Вам не просто повезло, — говорит Лена, — патологий нет, но прыгать он у вас не будет. Это редкий случай, вам достался гипофизарный карлик. Это очень редко, но бывает. Он больше не вырастет.

Я сначала даже обиделся, потому что я ж ожидал, что у меня вымахает адовый Багир размером с Чижа, чтобы красиво возлежал на спинке дивана, подобно королевской мантии, вот это всё. Но тут подтянулись заводчики и профессиональные звероводы, которые быстро объяснили мне, как устроен этот ваш реальный мир.

— Это же чистый эксклюзив, — воскликнула одна, — господи, какая красота.
— Такая особь стоит денег, причем больших денег, — подтвердила другая, которая, как я понял экспортирует щенков за рубеж. Впрочем, после слов "патологий не обнаружено" у меня от счастья слегка со слухом помутнело, со мной такое бывает.
— По окрасу, по форме черепа, по всем признакам это, конечно, бенгал. Только он такой вот и останется.
Видимо, лицо у меня выражало лёгкое недоумение, поскольку одна из заводчиц популярно объяснила мне, как ребёнку:
— Все же любят маленьких котят. А когда кошка вырастает, она уже не такая ути-пути. А у вас будет вечный котёнок, радуйтесь.
— Да я как бы и так, — вяло промямлил я и пошёл домой, принести радостную весть.

Придя домой, ошаращил любимую девушку, вот, мол. Собака пукнет — удача стукнет. Ждали-ждали. И, наконец, Привалило. А кот же всю дорогу, пока я его обратно домой нёс, орал в сумке: "Пусти, сатрап! За что?! Как ты мог меня тут запереть?! Выпусти, немедля!". Тут подходит ко мне сердобольный дед и говорит, мол, кошка у тебя в стрессе, ты сунь в сумку руку-то, да немного воздуха ей дай. Я говорю, ага, чтобы этот бармаглот (который, напомню, прыгать не умеет) вывалился из сумки и расшибся об асфальт? Фигушки.

Моя любимая девушка затянулась сигаретой и улыбнулась:
— Рыженький, знаешь, что надо было ответить? "Дед, да ты, вообще, соображаешь, кого я несу? Это же Гипофизарный Кот"!
И "гипофизарный" из её уст прозвучало как "лучезарный". Тьфу-тьфу-тьфу, пусть у него всё будет хорошо. Тьфу-тьфу-тьфу.