December 8th, 2014

Изгнание/ Exile

“Изгнание” (Exile, 2011 г.) – трагичная история отношений отца и сына, нанизанная на раскалённый детективный сюжет. Фильм снят в обычном британском телеформате – три серии по 50 минут. Но на этом его “обычность” заканчивается. Думаю, что достаточно низкий рейтинг на IMDB  (7,5) как раз отражает неквадратность “Изгнания”. Между тем, мне фильм очень понравился.

exile BBC 2011trailer

Сложность просмотра для зрителя, привыкшего к американскому сериальному продукту, в том, что “Изгнание” – это очень медленный фильм. Он настолько медленный, насколько это вообще возможно. Однако, каким-то непостижимым образом,  создателю сериала Полу Эбботу (он также известен по сериалам “Метод Крекера”/Cracker и “Бесстыдники”/Shameless) удалось снять медленно, но незанудно. Более того, когда привыкаешь к размеренному дыханию ленты, обнаруживаешь, что тебя буквально за уши втаскивает в жизнь героя. Будто бы ты смотришь не художественный фильм, а документалку. Ты просыпаешься вместе с журналистом-неудачником Томом Ронстадтом, обнаруживаешь трагическую нехватку кокаина, идёшь на поиски, вяло бранишься с его сестрой и т.п.

Ещё одной особенностью “Изгнания” является применение оператором даже не крупных, а сверхкрупных планов. Иногда, это вообще макросъёмка – камера показывает только глаз героя, суетливо мечущийся среди ресниц и отражающий голубой свет монитора. И это тоже влияет на настроение и усиливает вовлечённость в происходящее.

Так случилось, что я начал смотреть “Изгнание” с чистого листа, не прочтя о нём ни единого слова и не имея никакого понятия, о чём лента. Меня подкупил актёрский состав: Джон Симм (Бешеные псы, The Master в нескольких сериях “Доктор Кто”), Джим Бродбент (Облачный атлас) и Оливия Колмен (Бродчёрч). Подобная доверчивость окупила себя с лихвой. Давно не помню настолько полного погружения в ткань фильма.

exile series

Том Ронстадт – бывший блестящий колумнист и заместитель редактора модного лондонского глянца, ездит на распонтованном “лотусе” (герой Ричарда Гира в “Красотке” расхваливал эту машину), употребляет разные препараты, бухает и спит с женой своего шефа. За мерзкий характер, адюльтер и любовь к наркотикам его вышибают из редакции, и он возвращается в родной городишко, откуда много лет назад бежал, чтобы покорить столицу. Его отец, Сэмьюел, тоже некогда был блистательным журналистом, гремевшим своими расследованиями. Теперь, увы, Сэм – жертва Альцгеймера и за ним присматривает младшая дочь – Нэнси. Такова диспозиция.

Как минимум половина первой серии посвящена подробному описанию тягот жизни с деятельным, но абсолютно безумным пенсионером. Бродбент настолько убедителен в этой роли, что порой кажется, что это и не игра вовсе. Через какое-то время Том вспоминает историю своего изгнания из отчего дома, но ничего не может добиться от безумного отца. Тайна гнетёт его и Том начинает потихоньку раскапывать корни истории, случившейся восемнадцать лет назад. Сюжет раскручивается медленно, но так, что потом невозможно отогнать мысль: “чем же всё это кончится?”.

По пути Том вступает в отношения с разными людьми, его постоянно догоняет прошлое, он вынужден решать самую запутанную загадку для мужчины средних лет: кто же я на самом деле? Магнолия? Тьфу, говно ли я?

Мне понравилось, что “Изгнание” – не просто детектив. Семейная тайна в фильме обрамлена другими интригами, связанными с другими героями. Ты словно случайно подглядел за кусочком чужой  жизни. Разумеется, я не могу рекомендовать этот сериал к просмотру, поскольку он действительно очень специфичный. Но я запомню время его просмотра, как один из самых приятных декабрьских вечеров у компьютера.

 

Originally published at iDiot Daily. You can comment here or there.

Вдохновенная песня о наличных

А ещё я очень люблю доллары. Не то, чтобы я презирал рубли. Но я помню то самое ощущение, когда я впервые взял в руки пачку в десять тысяч долларов. Шершавые, слегка волокнистые, шуршащие совершенно не по-советски. Это напомнило мне ощущение, которое я испытал подростком, впервые положив руку на голое женское бедро – та же бархатистость. И та же невозможность разжать пальцы.

cash

Я положил ту пачку в нагрудный карман куртки, и мне показалось, что с этой стороны куртка стала согревать лучше. С того момента я полюбил получать гонорары в долларах. И получал их в долларах лет десять. Помню, в трудные времена дома у нас сложился ритуал: по утрам я брал из тайничка стодолларовую купюру и шёл к барыгам, по пути прикидывая, куда я распределю вырученные «деревянные», заглядывая в список продуктов, который мне оставляла на холодильнике любимая девушка. «Сотки» нам тогда, как я помню, хватало на неделю ненажористой жизни.

Это я к чему? К тому, что сегодня, впервые за много лет, я вспомнил это дивное шелестение чужеземных купюр. Впервые за много лет заказчик извинился и расплатился так, как это было в те смутные времена, когда пиво продавали в ларьках, курить можно было везде, по телику показывали интересные передачи, а мы верили в светлое будущее. Вот, думаю, не пора ли снова мозоли на кулаках восстанавливать? Очень не хочется омолаживаться таким образом.

Originally published at iDiot Daily. You can comment here or there.