January 24th, 2015

Политика и культурка

По поводу режиссёра Бортко, внезапно пораженного то ли вирусом безумия, то ли вирусом полного безумия. Увы, не он первый, не он последний, уж сколько их упало в эту бездну, развёрстую в говне. Всякий раз, как какой-нибудь режиссёр, или писатель, или какой другой канпазитар блякнет что-нибудь политически выверенное, но бесчеловечное и тупое, почему-то становится за него как-то стыдно. Как-то стрёмненько.

Ты сам как бы и не при чём, но стыдно почему-то всё равно тебе. Ну это, как, например, узнать, что твои родители тоже занимаются сексом. Умом ты, конечно, понимаешь, что вся эта хуйня про аистов и капусту в текущих условиях не годится даже для дошколят. Но, признаемся честно, о родителях, как о сексуально активных людях, думать совершенно не хочется.

Или вот ухлёстывал я как-то за одной девицей. Я блондинок не очень, но тут что-то торкнуло: она была ладного спортивного покроя, высокая, с хорошей тугой жопой и ровными ногами. Разыгрывая из себя приличного мальчика, я почему-то не полез к ней в трусы (может, надо было сделать именно это), а пригласил на ужин. Постепенно, опираясь на боевой опыт и алкоголь, я довёл девицу до зазывных признаний в мелких интимных грешках и воспоминаний о том, как в старших классах подружка учила её делать минет на длинном китайском огурце. С тех пор, её мастерство неимоверно возросло, шепнула она мне куда-то вглубь уха.

В атмосфере, пронизанной ароматами сирени, разлилось неистовое эротическое напряжение. Листы задрожали от искр. Затрещали швы. Вздрогнули и убежали официанты. Я предложил даме руку. Она опёрлась на неё грудью так, что у меня поднялась температура. Раздувая ноздри, мы смело двинулись вперёд, к накрахмаленным простыням и страстным стонам. Но жестокая судьба не дала нам шанса быть вместе. Где-то на полпути к яростному совокуплению, дама жалобно сказала «ой» и немножко позеленела.

Некоторые умники знают, что дьявола зовут Люцифер, а наиболее прошаренные демонологи знают, что есть у него ещё Бафомет и Айваз, и всякая прочая адская перхоть. Но есть у него в подручных опасная и дикая тварь по имени Диаррея. Именно она напала на потенциальную царицу моих cojones и порвала ей жопу на восемь неравных кусков, судя по звукам, что доносились из-за гаражей, куда она рванула примерно с той же скоростью, что юный осьминог, впервые пробующий свой водяной движитель.

Стемнело. Через полчаса дева вышла из могучих лопухов. Разумеется, она осталась всё той же спортивной, ладной, обученной на огурце и бла-бла-бла. Вот только что-то расстроилось между нами. «Нучоблять?», спросил я своего маленького пожарного, глядя вглубь штанов, ещё недавно топорщившихся на зависть любому порнстару. «Данихуяблять», донеслось оттуда всхлипывающее блеяние. Проводил до подъезда, по дороге нашвырялся пивом, больше никогда не встречались. А если случайно сталкивались на улице, деликатно отворачивались. Драма, блеать. Экзистенцея, ебать её в харю.

Вот так и с актёрами, режиссёрами и прочими другими канпазиторами. Вроде ничего не изменилось. Ни фильмы, которые появились благодаря им, не испортились. Ни песни не протухли. И даже сами они выглядят как прежде. Но не хочется ни рукоплескать, ни, тем более, подпевать. Понятно, что вопрос «с кем вы, мастера культуры» в стране решается просто: когда основные деньги идут от премий и госгрантов, а не с роялти от продаж-тиражей -проката, государство может диктовать кому угодно что угодно. И всё же стыдно как-то. Вроде бы ты сам и не при чём, а стыдно как-то. Стрёмненько. Мы ж верили. Мы ж хотели. А тут… Драма, блеать. Экзистенцея, ебать её в харю.

Originally published at iDiot Daily. You can comment here or there.

О слоганах

Вынесу из комментов на Фейсбуке. У нас тут есть производитель мясопродуктов «Ромкор». У него, как у всякого уважающего себя производителя чего-нибудь, есть довольно ебанутенький слоган: «Мясная душа!». Как-то раз на баннере фирменного ромкоровского магазина кто-то (видимо, хороший) нацарапал маркером продолжение. Получилось: «Мясная душа – потёмки». По-моему, очень хорошо.

Originally published at iDiot Daily. You can comment here or there.

stay cool бля

из интервью Маркеса журналу Esquire


«…У меня была жена и двое маленьких сыновей. Я работал пиар-менеджером и редактировал киносценарии. Но чтобы написать книгу, нужно было отказаться от работы. Я заложил машину и отдал деньги Мерсе́дес. Каждый день она так или иначе добывала мне бумагу, сигареты, все, что необходимо для работы. Когда книга была кончена, оказалось, что мы должны мяснику 5000 песо — огромные деньги. По округе пошёл слух, что я пишу очень важную книгу, и все лавочники хотели принять участие. Чтобы послать текст издателю, необходимо было 160 песо, а оставалось только 80. Тогда я заложил миксер и фен Мерседес. Узнав об этом, она сказала: „Не хватало только, чтобы роман оказался плохим“».