May 8th, 2015

stay cool бля

Про чужого дедушку

Про войну и невойну. Все вот тут рассказывают про дедушек, я тоже расскажу про дедушку, только не про своего. Как-то раз достался мне совершенно посторонний дедушка, фактически свалился на руки. Волею судеб. Не то, чтобы я был каким-то покровителем бесхозных дедушек, да и родственники у того дедушки имелись (хоть и ебанутенькие), то есть формально он не был бесхозным. Просто так вышло. Ну карта так легла. Мы периодически ходили с ним гулять по солнечному парку, беседовали о разном.

Дедушка был огонь. Ему было уже под восемьдесят, крохотный, сухонький, но бравый, как десяток гусар. Один раз пришёл в парк счастливый, как будто ему пенсию повысили в четыре раза. Выбритый гладко и, что удивительно, равномерно. Трудно брить лицо равномерно, когда оно у тебя настолько морщинистое, что ты сначала двигаешь бритву, потом пять минут за ней резиново тянутся морщины, а потом уже что-то там бритвенное начинает происходить. Опять же зрение. Так вот, деда показал мне торчащее из сумки горлышко винной бутылки и сказал: «С молодухой познакомился тут с одной. Ей шестьдесят пять, ох и заводная баба».

Пить деде было нельзя, поэтому на прогулки он брал с собой из дома хрустальную водочную рюмочку, я его угощал пивом. Знаете, довольно трудно смотреть на то, как человек пьёт пиво из водочной рюмки. Комок в горле. А потом выпьет и все морщины у него растянутся по всему лицу в улыбке, крякнет и скажет: «А жизнь-то какая хорошая, а?!». Да, говорю, товарищ старший лейтенант, очень хорошая. Охуенная, ага. 95-й год, вокруг бушуют криминальные войны, жрачку добываешь кулаками. Но посмотришь на деду – а и правда, чего это я? Ведь и вправду хорошая жизнь!

Когда я называл его «товарищем старшим лейтенантом», он приосанивался, становился выше, не полтора метра, а все метр пятьдесят три. Он служил во фронтовой разведке, много раз ходил за линию фронта начальником диверсионно-разведывательной группы. О войне разговаривать отказывался категорически. Словно в этот момент ему речевые центры парализовало. Кстати, в моей семье тоже было так. Никто никогда о войне не говорил. О войне говорили только так: «Главное, чтобы войны больше не было никогда». И потом молча выпивали. А потом уже пели. И такой пидарасни, когда георгиевские ленточки на каждой водочной бутылке, на каждой сраке целлюлитной в нажопный карман заправлены, такой гондовни в моём детстве не было. Это был очень… интимный праздник.

Вернусь к дедушке. Один раз, сильно перебрамши, я таки заебал деду своими вопросами до последней невозможности. Он вздохнул, выпил лишнюю рюмку пива, долго смотрел перед собой в землю. А потом сказал: «Много на мне грехов, Максимушка. Очень много. Обо всех не расскажу. Об одном расскажу, тебе одному расскажу. Я уже старый. Когда-то можно и рассказать чего-то. Про самый большой грех тебе расскажу, я всё неверующий, а то бы молился, отмаливал. Дело было глубоко в тылу немецком. Вошли мы в село утром, захватили больше взвода фашистов. А уж как они глумились над населением, я тебе рассказывать не буду. В общем, захватили мы их. У меня ТТ был новенький, захотелось опробовать. Молодой был, дурачина совсем. Выстроил я девять фрицев в колонну по одному и думаю, сколько же я вас гадов одним патроном прострелю? Выстрелил переднему в лоб, шестеро упали. Остальных уже потом так дострелял. Казнил. Больше нечего рассказывать. Не хочу».

Спустя пару месяцев после того, как наши прогулки закончились, ко мне на улице подошла его внучка. У неё была удивительно злая для маленькой девочки улыбка, зубы, казались, осколками стекла, кое-как вбитыми в забор. «Вы знаете, а деда умер», – сказала она, улыбаясь вот этой своей лягушечьей улыбкой. «Давно?», – спросил я. «Давно», – ответила она. «Сердце?», – спросил я. «Наверное», ответила она и убежала вместе со своей этой лягушечьей улыбкой и этими своими злыми осколками.

А я стоял и думал: «Если бы вы со своей ебанутой матерью знали, какой он был заебательский парень. Парень. Хоть и старый дед». Но они не знали. И не узнают уже никогда. Вот такая история.
---
оригинал записи опубликован в блоге iDiot Daily