May 26th, 2015

stay cool бля

Мимими

Как-то раз у меня был друг. Потом он оказался мудак, женился на редкой женской разновидности мудака, заболел двойным мудизмом в тяжелейшей степени, назанимал баблишка, расстроил всяких хороших людей, оставил о себе кучу приятных воспоминаний и растворился в гиперпространстве. При этом, имел дивный дар – несколько лет многие люди искали его, чтобы обнять и поцеловать, несмотря на двойной мудизм, просранные деньги и жену-мудилицу с водянистыми глазами.

Так вот. Как-то раз, гуляючи, он подобрал милого смешного ёжика. Видимо, его дар очаровывать людей действовал и на ёжиков тоже, потому что тот ёжик вообще-то был злобный охуевший колючий гад. Но с Прекрасным Мудаком они как-то нашли друг друга. Так вот. Мы пили водку (я тогда ещё пил водку) и говорили о, по-моему, Кастанеде, карате вадо-рю и о том, что Сэй Сёнагон – первый в мире колумнист (сейчас бы сказали «блоггер»). И о том, что легко понять Мисиму, ранившего девочку камнем из-за её неземной красоты. Я ж говорю: он мудак, а я водку пил, что из любого человека быстро сделает нечеловека.

И тут сука ёж подошёл и открыв вот этот вот свой смешной хобот, вцепился мне всеми своими игольчатыми зубами в шерстяной носок. И повис, блядь. Раскачиваясь вот этой умильной круглой жопкой. Прекрасный Мудак издал какое-то мимими. Я издал какое-то сдавленное «дайобжэтваюмадь». Но раз уж мы говорили о Прекрасном, о Пути Совершенномудрого и прочей высокопарной хуете (я ж говорю, водку пил), то практически ни единый мускул не дрогнул на моём тогда ещё безбородом лице. Послк выкрика «дайобжэтваюмадь» естественно.

Так мы и пили дальше: я, мой друг-мудак и ёж, повисший на носке. Иногда «мимими» совсем не то, чем кажется.
stay cool бля

Приступ мачизма

Не, я понимаю, у вас сейчас томный вечер, красные вина с розмаринами, пармезанами и хамонами. Смешно вам, фейсбуки читаете, иногда гневно так, а иногда – наоборот, снисходительно улыбаетесь. А мне вот щас пришлось Быть Мужыком. А я ужасно не люблю Быть Мужыком. То есть, если бы это предполагало пробуждение принцесс поцелуем или, там, умиротворение дракона какой-нибудь заострённой хуйнёй – тут-то я пожалуйста, кому не хочется стать героем эпоса? Мы же были пионерами, нас готовили к подвигу с детства.

Но вот размахивая тросиком и ведром, бечь к раковине в роли Короля говна и пара, это как-то не то. Возможно, что Гектор и Ахилл тоже занимались этой хуйнёй, пока им не удалось съебать от садово-парковых работ под стены Трои под благодвидным предлогом. Но всё-таки… Такое вызывающее поведение стиральной машины убивает негу.

Достаю я из холодильника бутылочку пивка, наливаю его в кружечку, а её сразу в испарину бросает, и слёзка по стеклянному бочку так ме-е-едленно. Женщина любимая, вся красивая, мне в тарелке подаёт колбаски румяные, пряные, постненькие такие, куриные, но с травками. Собака под ногой колготится. Кот на телевизоре умывается… Делаю я глоток, и тут – хуяк. Вода через край. Повсеместно.

Выпил, блеать. Почитал фейсбуки, блеать. Попиздел с незнакомыми, но родными уже людьми, блеать. Хуй. Тряпка, ведро и тросик. Хр-хр-хр в трубе сливной, коленками в чорной жиже, взгляд полудурошный, но бравый, римский профиль, гордая тевтонская рыжина в режеющих волосах. Две недели ж воды горячей не было? Не было. И вот в это время мерзкие жыры вступили в предосудительную связь с жывотной шерстью и пиздец. Плод их порочной любви заблокировал все трубы нахуй. Как Грязевой человечек из фильма Терри Гиллиама про братьев Гримм. Пришлось поразить его в чорное сердце и выкинуть нахуй, насадив на трос. Потом что жизнь – это вам не кинофильм, тут грязевые человечки ваще неприкольная хуерга.

Пойду, всё-таки по пивку проедусь. Надломила меня эта вынужденная демонстрация мачистости. До сих пор под ногтями траур. Буду взрашивать в себе внутреннего хипстера: постанывая, вычищать траурные ленты зубочисткой, пыриться в Pinterest и напевать When marimba rhythms start to play.