March 17th, 2018

Три грации: вся правда о влажных грёзах моего детства

Делюсь влажными мечтами юных лет. О них я грезил, будучи школьником. Какая Алиса Селезнёва, я вас умоляю? Маленьким я посмотрел чёрно-белый «Фанфан Тюльпан» и понял, что всё. Жизнь без Джины Лоллобриджиды не имеет смысла. К счастью, мне быстро объяснили, что она уже, в общем, не так свежа как в фильме (он вышел в 56 году, а я его посмотрел году в 79-м, наверное), а к моменту, когда мне можно будет на ней жениться, я уж и сам этого не захочу.


Тогда я выбрал другой объект обожания – это была неподражаемая Ракель Уэлч в «Чудовище» с Бельмондой. Потом я увидел её на каком-то ретроспективном показе в фильме «Миллион лет до нашей эры», где она бегала в бикини из шкур на фоне пластмассовых диназавров, и вновь осознал: это любовь. Навсегда.

Однако мальчишки ветрены, и вскоре я посмотрел «Бездну» с Жаклин Биссет и Ником Нолти. В советские времена Жаклин в мокрой белой рубашке, загорелая на фоне чёрной уральской зимы была обречена стать подростковой мечтой. Мне кажется, я довольно долго прожил, очарованный этими тремя прекрасными феями. Во всяком случае, никакие Саманты Фокс и прочие героини красочных наклеек и постеров для дальнобоев меня так не впечатляли.

Не, были, конечно, мелкие измены идеалу. Например, подводная драка блондинки с индеанкой в «Золоте Маккены». Ну и был какой-то музыкальный конкурс, мы как раз открывали для себя прелести сухого вина (всё ещё стоял то ли сухой закон, то ли банальный дефицит) и тут с экрана бомбанула Сабрина Салерно со своими «Бойз-бойз-бойз», но эту вспышку можно простить, я ж был выпимши.

А так мой интерес к женскому полу сформирован этими тремя грациями. И знаете, что? Они нравятся мне до сих пор. Ну и Роми Шнайдер ещё. И да, мне всё равно, что она мертва. В «Бассейне» она будет жить вечно.