January 15th, 2021

Как я побеждал заморозки

138944261_10214779286476202_8610242678221712976_o

Знаете, я не люблю муки выбора. Я вообще довольно плохой потребитель. Строго говоря, я – ужасный потребитель. Необходимость сравнивать мегапиксели на камерах новых смартфонов, количество оборотов стиральной машинки или количество прыщиков на двух одинаковых кошельках из кожи ската повергает меня в ступор. Поход в магазин для меня похож на мучительно опасную экспедицию в Securitas в Тонбридже, с целью пощипать денежные запасы Банка Англии, рискуя быть застреленным, изуродованным или отправленным за решётку.

Необходимость что-нибудь купить пробуждает во мне внутреннего бультерьера по имени Тревор. Он сразу начинает ворчать и скалить жёлтые клыки. Если моя любимая рубашка износилась до состояния марли, через которую можно цедить компот, это катастрофа. Более гораздая катастрофа наступает только от осознания купить новую рубашку.

Чтобы вы понимали – у меня есть пакет с одинаковыми чёрными футболками и стопка джинсов. Это избавляет меня от мук выбора, когда я выхожу в люди. Я просто беру с вешалки футболку, надеваю джинсы и иду. Более того, я часто делаю это в темноте, чтобы не зажигать свет и не будить любимую девушку. Я так привык. Я не хочу планировать лук или, там, выбирать образ, блять, дня, блять.

Как-то летом, когда я собирался выходить из дому, любимая девушка с укоризной посмотрела на меня, постукала пальцем по сигарете, стряхивая пепел и попросила:
– Рыженький, перестань, пожалуйста, делать вид, что ты живёшь в собственном доме, а парк на Алом поле – твой приусадебный участок. Надень, пожалуйста, что-нибудь нормальное.

Только этот случай и вернул меня в социально-приемлемое русло. А то бы так и шлындал в собачьих валенках и махровом халате. Однако есть силы, которым не может противостоять даже мой консерватизм. Это силы природы. Мороз-воевода, обходя дозором владенья свои, заглянул, шалунишка, в мои штаны и игриво пощекотал мне тестикулы резным посохом. Тестикулы съёжились. Запахло бедой.

Так я отправился за новыми штанами. Штанов было много. Их было так много, что я чуть не сел на пол в отчаянии, шепча побелевшими от ужаса губами: «за что?!». Мимо пробегал мальчик. Я сказал, что мне нужны штаны, чтобы гулять с собакой в такую погоду. За обледеневшим окном танцевал и улюлюкал, помахивая посохом, мороз-воевода. Щекотать меня посохом по яйцам ему, видимо, понравилось.

Мальчик протянул мне штаны. Я с видом знатока помацал их за брючину и спросил: не тонковаты ли? Мальчик хрюкнул и посмотрел на меня так, будто я стою перед ним с каменным топором, а в бороде у меня застряли кусочки птеродактиля. «Мембранная ткань», отчеканил он и удалился с победительным видом. Ну океееей, неуверенно протянул я. Штаны оказались невесомыми. Слишком невесомыми. Для начала я сходил в них в овощной, это недалеко. Не замёрз. Тогда я отправился чуть подальше, в хинкальую. Снова незамёрз.

Вышел на улицу, потупил в телефон, подышал воздухом. Ничего. Штаны ничего не весили и, при этом. никакого мороза не пропускали. Никуда. Я шёл, словно голый, по ощущениям. Тогда я отчаянно решил дойти в них до работы. Тот же эффект. Мембранная сука ткань! И я очень надеюсь, что никто из моих сослуживцев не видел, как дойдя до офиса, я, резкий как понос и как пуля дерзкий, развернулся к морозу-воеводе, а мой внутренний бультерьер Тревор показал ему фак, хлопнув себя по бицепсу, и прорычал:
– Ну чо, дедуля, подходи поближе. Щас мы посмотрим из стали ты выкован или из говна вылеплен.

Я уже говорил вам, что мне нравится жить в XXI веке? Так вот, видимо, ещё не раз скажу. Мембранные ткани, обезболивание в стоматологии, гигатонны музыки и фильмов в один клик, беспроводные наушники – перечислять можно до завтра. Кстати, вы что больше всего любите в XXI веке?

PS: если вы думали, что знаете смысл слова «консерватизм», покайтесь. На этой фотке я одет в свитер, который мне подарили в 1990 году. И он всё ещё жив.