January 20th, 2021

собачье

Щас про забавное расскажу. Сегодня пошли обходить с Чижопой угодья, а за день же снегу навалило, на радость собуле. Он бегает, ушами машет. Вся борода в ледышках, чистый Дед Мороз. Я иду, снег пинаю, в голове варится новый роман (будет ваще огонь, кстати). 

А в парке две параллельные дорожки и мы, значица, фланируем вдоль забора. А по соседней тропинке нам навстречу следует гордый йоркширский терьер. В модном пальтишке, борода подстрижена, не то, что у нас, мы-то, по обыкновению, по домашнему, нестриженные, без пальта. Ну и Чиж так йорику вежливо хвостом помахал, мол, здравствуй, странное небольшое животное. 

И тут йорик — самец же! — гордо вздёрнул бороду и ка-а-ак ринется к нам. С соседней дорожки. А между дорожками, напомню, навалило. В общем, через метр йорик утонул. Реально, одни уши торчали. Я не знал, плакать или смеяться, жаль, что моя китайская трубка так медленно заводится в холодную погоду, а то бы видосик порвал все мировые ютьюбы. 

Но, надо понимать, йорик — в первую очередь, терьер. И как взрослый терьер в пальто, он прогрёб себе тропу, раздвигая грудью льдины. Хоспидя, размером меньше чижовой головы. Далее случилась дипломатичная вежливая встреча двух бородатых самцов. Один оценил упорство и напор молодёжи, другой — опыт и спокойствие мудрости. После чего, они разошлись, как ледоколы в Баренцевом море. Гордо. Интеллигентно. С достоинством. 

Братья и сестры, я давно так не ржал. Аж усы намокли. До сих пор улыбаюсь. Всем щястья и добра в этам чяти. Пис да лав!