June 11th, 2021

Котоводческое

Обычно, котильда Соня выражает своё недовольство специфическим звуком. Она говорит «м-м-м» таким устало-возмущённым тоном, будто престарелая графиня, к которой в имение привезли шумных внуков, мешающих ей раскладывать пасьянс. По большей части, это «м-м-м» относится к непоседливому коту по имени Кот. Но иногда она говорит так и безо всякого повода, просто сетуя, как я понимаю, на несовершенство мироздания.

А тут я проснулся надысь голодным, как Дракула, и залпом выпил 300 мл воды, пытаясь обмануть желудок, поскольку завтракать ещё рановато, да и некогда слегка. И пошёл в спальню, где София Лупатовна сладко почивала на подушечке бледно-салатового цвета. И тут мой желудок издал это предательское «м-м-м» совершенно тем же тоном и тембром, что и котильда.

Соня подскочила примерно на метр, лупая своими этими лупами, как будто я сказал нечто нецензурное. На её лице отразилось недоумение пополам с испугом. И столько на том лице было чувств, что пришлось незамедлительно обнять девушку и сказать:
– Миа белла принчипесса, ну как же ты могла подумать, что это я на тебя намычал?! У тебя мозг есть вообще?

Соня моментально свернулась калачиком и благодарно захрюкала в подушечку бледно-салатового цвета. А что Кот, спросите вы? А он существо безответственное и балбесистое (пока), поэтому побежал смотреть, как я пью свою традиционную ложечку тёплой водки, стыдливо именуемую мною «настоем гингко билобы».

Как-то так обстоят дела, если совсем коротко.