Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Семейные карантинные новости (бонус-трек прилагается)

Вчера вечером звоню тётке, переживаю, как она там. Она стала совсем стара, но бодрится, делимся маленькими семейными новостями. Я сетую, что читал где-то, как кто-то из чиновников обмолвился, мол, полное снятие ограничений возможно в феврале. Вот, говорю, может так случиться, что до зимы не увидимся.

Тётка смеётся (курит же ещё, поэтому смех такой клекочущий) и говорит: всё переживём, милый, всё. Это ты ещё холеру не застал. В Одессе ж была холера. А тогда, рассказывает она, было популярно дивное танго «На Дерибасовской открылась пивная», и вот на этот-то мотив народные таланты сложили песню, из которой я узнала слово «обсервация». И цитирует песню по памяти. Потом помолчала и говорит: прости, милый, что учу тебя таким вещам. Я говорю: перестань, у меня уже борода седая. Она говорит: никак не могу к этому привыкнуть. Всё переживём, всё.

Вот оно, холерное танго:

На Дерибасовской случилася холера -
Её схватила одна блядь от кавалера.
Пусть Бога нет, но Бог накажет эту бабу,
Что в подворотне где-то видала арабу.
Вот из-за этой неразборчивости женской
Холера прёт уже по всей Преображенской.
Заговорили о холерном вубриёне
На Мясоедовской, в порту, на Ланжероне.
Чтоб я так жил, как мне нужна эта холера!
Но тут врачами была выдумана мера,
Чтоб в страшных муках всем нам не усраться,
Определили нас в одну из обсерваций.
Нет, нам вакцин-таки французских не давали,
Велели, чтобы жопу хлоркой обмывали,
А чтоб имели мы к тому чего смешного,
К нам подсадили даже Мишу Водяного.
Чтоб я так жил, какой обед нам подавали -
Его гуляш вам захотелося б едва ли
Зато еду мы получали троекратно -
Какого хера вы б хотели за бесплатно!
Затем врачи нас всех забрали на заметку,
Велели всем они покакать на газетку,
И как сказала тётя Соня с Молдаванки -
Засрали все, бля, с-под майонеза банки!
Нет, за любовью женской мы-таки не гнались,
Молили бога, чтоб роскошным был анализ.
Какую даму за говно вы б не спросили,
Она кокетливо ответила вам - "Или!"
Вот вам история одной из обсерваций,
Где нам пришлось для государства обосраться,
И вот вам песня поколеньям в назиданье
За ту холеру, что досталась на свиданье
                                            с Одессой-мамой...

Новости из параноидальной вселенной

Короче, вчера решил как-то отвлечься от новостей о болезнях, смертях и карантинах, включил древний выпуск QI и что? И правильно, Стивен Фрай тут же рассказал мне историю милой ирландской девушки Мэри Маллон, заразившей тифом больше 50-ти человек, из которых несколько померло. Дело было на рубехе XIX и XX веков.

У ихней Мэри была особенность – она была носителем тифа, но сама не болела и симптомов у неё никаких не было. Работала она кухаркой, предпочитала богатые семьи. Которые и заражала, собственно. Анализы сдавать она отказывалась, когда в её желчном пузыре нашли тифозных бактерий, она отказалась его удалять, а потом вообще сказала, что не понимает – нафига надо мыть эти ваши руки?

Когда её выпустили из карантина, она тут же сменила имя, снова устроилась поваром и заразила ещё 25 человек в женской больнице Слоун. Волевая была девушка, сказала «мне похеру» и сделала, как сказала. Неудивительно, что последние двадцать лет жизни она провела в строгом карантине, на острове North Brother, что в Нью Йорке.

Отвлёкся, короче, от «болезных» новостей вечерком. Переключился с Первого канала, тэсэзэть. Был бы параноиком, в штанишки бы наделал

Про карантин

Я шёл и думал о том, что те шесть-восемь лет, что я провёл на фрилансе, были хоть и непростыми, но очень счастливыми годами. Потому что мой дом – это моё счастье, мой мир, моя тихая гавань. Конечно, я крепкий бесхозяйственник и живу в руинах. Но мои руины мне дороги, они полны уюта и неги. И я реально не понимаю людей – так я думал, пока шёл – которые не знают, чем занять себя дома.

Потом я остановился и вспомнил разные дома, в которых я некогда бывал. И отчего-то в памяти всплыла длинная вереница безликих интерьеров, отличавшихся друг от друга едва ли сильнее, чем яйца в грохотке: вычурные потолки с точечными светильниками, с люстрами, пародирующими люстру в Оперном, тяжёлые шторы, нарядные как халат бухарского эмира и под ними тонкая поддёвка из органзы, как ночнушка. И ламбрекен. Обязательно ебучий ламбрекен. С золотой каймой, или, там, с бахромой, как на старом торшере.

Мысленно я прошёл по этим комнатам и понял, что будь я вором, забравшимся туда, попросту бы не смог узнать, кто тут живёт. Одинаковые как гостиничные номера, с дорогим ламинатом и столами «из массива», ячейки для ночёвки. И снова ёбаный, сука, ламбрекен. О, я ж совсем забыл! Мебельная стенка! Ме-блядь-бе-блядь-льная стенка! Она может быть разной формы, высокая или низенькая, но это она – Святой Грааль отцов и дедов. От шерстяного алтаря – Ковра на стенке – большинство уже избавилось, но вера предков сильна.

Я не понимаю людей, которые не знают, чем занять себя дома. Возможно, это шанс посмотреть на ёбаный золотой ламбрекен и задуматься над тем, что если ты не знаешь, что тебе делать дома, то это – не твой дом? Или это вообще не дом? Не, я понимаю, что если у тебя трое детей и ты живешь вместе с ними и женой и тёщей и козой в однокомнатной хрущёвке – то тут вообще не до скуки. Тут бы с ума не сойти. Но я шёл и почему-то подумал о тех «нормальных людях», которым нечем занять себя в более комфортной обстановке.

А потом я перестал думать обо всякой такой фигне, потому что меня дома ждут мои ласковые и добрые звери, которым надо купить говяжьего фарша, и любимая девушка, которой надо купить сигарет и кофе. Только вот ебучий ламбрекен привязался, блядь, как липучий эстрадный шлягер. Ну-ка фу. Ну-ка, пошёл нахуй, пошёл, сука, висит он мне тут, золотом блестит своим ебучим.

На бегу

Что изменилось? Если раньше я перед едой доставал в столовке дезинфицирующий гель для рук, то на меня косились как на умалишённого. Ну, пришёл мужчина с лёгкой припиздью, может, проказа у него или Эбола какая.

Теперь же тот же гель называется «санитайзер», а я из прокажённого с припиздью в одночасье превратился в ответственного гражданина, заботящегося о своём здоровьи. А я просто два раза болел дизентерией, что воспитало во мне отвратительную чистоплотность. И поскольку всё время на общественном транспорте, постольку сани-блядь-тайзер.

На этом мысль останавливается.

Соня и Зина

Как известно внимательному читателю этой странички, в дому у нас каждую зиму порхает весёлая муха Зина. Поскольку уральский человек по натуре своей добр и незлобив, то никогда не выставит животину на мороз. Понятно, что не будучи энтомологом, простой обыватель не может на глазок определить мушиный пол. Оно и к лучшему, потому что муха, летящая с болтающимися яйцами была бы тем ещё зрелищем, я вам скажу. Поэтому я просто причислил её к женскому полу на правах альфа-самца и нарёк Зинаидой.

Зина туповатая, но весёлая. А главное – жизнелюбивая, как продавщица в продуктовом на углу. Хлопочет, жужжит, сядет в солнечное пятно на подоконнике и потирает руки: скоро уже совсем весна В качестве корма Зина не интересует, например, кота Васю. В качестве корма ему куда больше нравится говяжий фарш: не суетится, лежит молча, пахнет вкусно.

Но сегодня с Зиной познакомилась юная котильда Соня. «Зина! Зина! Пойдём играть!», – уже полчаса кричит Соня, призывно махая руками и разыскивая проказницу в кустах маранты. Но Зина не такова. В ней проснулось кокетство и теперь она заставляет Соню почувствовать себя тигрицей, отважно охотящейся в джунглях на манящую, но непокорную добычу.

В интересные времена живём, товарищи.

А вот вам почитать


Когда-то я был обычным маленьким мальчиком, мечтательным и добрым. Я всех любил. Я любил весь мир. Я думал, что весь этот мир точно так же полюбит меня в ответ. Меня учили, что нужно быть честным, нельзя воровать и лгать. Нельзя причинять боль слабым. Но почему-то меня никто не научил, что в мире полно мрази, которая только и живёт тем, что ворует и врёт, унижает и делает больно. Меня никто не научил, как вести себя с упырями, которые живут ради того, чтобы наживаться на униженных и слабых, а если им попадается кто-то сильный, они сделают всё, чтобы унизить и ослабить, а потом жрать, жрать, жрать, жрать тебя. Меня никто не учил, что делать в тех случаях, когда ты любишь весь мир, а в ответ он посылает тебе уродов, которые только формой напоминают человеческих существ, но внутри они – холодные хищные насекомые. И тогда мне пришлось учиться самому.

Душа покрывается льдом не за одну секунду. Точно так же, как река. Сначала по ней бегут тонкие холодные прожилки, потом между ними появляется тонкая ледяная плёночка, потом этот лёд крепнет, но тебе уже совершенно не больно. Проходит совсем немного времени и ты уже полностью укрыт ледяным коконом, лишь глаза холодно и отрешенно глядят сквозь прозрачную толщу спасительного холода, которым ты окружил себя сам.

Я помню первый в своей жизни удар кнутом. Он рассёк кожу до мяса. Школьником я читал в книжках о том, как людей секли розгами, пороли батогами, били кнутом и мне казалось, это не так больно. Я даже удивлялся, мол, ну что это за казнь, кнутом высечь? Первый же удар, который я почувствовал на собственной шкуре, показал мне, как сильно я заблуждался. Боль была такой резкой и внезапной, что у меня остановилось дыхание.

Потом там наросли шрамы, потом я закрыл их татуировками. Так и жизнь. Получаешь шрамы. Закрашиваешь их. Получаешь новые. Снова закрашиваешь. И вот, оказывается, ты прожил больше половины жизни и вся твоя кожа – сплошной шрам, а все твои воспоминания и чувства – это вовсе не воспоминания и не чувства, это всего лишь татуировки, картинки, которыми ты закрасил эти шрамы, чтобы было не так противно смотреть на себя в зеркало и не так стыдно раздеваться перед женщинами. И за этой сплошной паутиной шрамов и татуировок уже не разглядеть того мальчика, что беззаветно любил весь мир. Что умел любить просто так, ни за что.

—-

Это отрывок из моего романа «Привратник». Если вам нравятся детективы с закрученным сюжетом, если вам нравится стимпанк и яркие необычные миры – купите «Привратник» со скидкой в честь "чёрной пятницы" прямо сейчас по этой ссылке: https://ridero.ru/books/privratnik/

Вы также можете купить «Привратник» по обычной цене на ЛитРес: https://www.litres.ru/maksim-bodyagin/privratnik/chitat-onlayn/

С наступающим!

Дорогие друзья, от всего сердца поздравляю с наступающим Новым годом! Жизнь не манная каша без комочков. Но, наверное, этим она и прекрасна. Кто не любил, не разочаровывался, не страдал, не преодолевал, не возрождался, не надеялся, не боролся, не скрипел зубами от ненависти и не танцевал после победы, тот и не жил. Значит, ещё поживём, споём и порадуемся.


Спасибо всем, кто читал, писал, лайкал, присылал сообщения, вдохновлял и поддерживал! Я очень вас люблю, даже когда вы ведёте себя как придурки, и даже когда я сам веду себя как придурок. Год был забавным и нескучным, но, во многом, благодаря вам прошёл весело.

Желаю всем-всем здоровья, радости, захватывающих дух открытий и увлекательных переживаний! Пусть всё-всё будет хорошо. Обнимаю и всё такое. Берегите печень и хорошо закусывайте 😉
С Новым годом!

Дорогой дневничок, новости у меня для тебя следующие:



* я придумал совершенно офигительный сеттинг (мир, декорации) для «Машины снов 3.0», где можно будет порядка трёх-пяти книг уютно расположить. Да, это фантазийный мир, но нет, там будет про людей. Декорации останутся декорациями.

* я катастрофически выбился из графика завершения «Машины снов 2.0» из-за проблем со здоровьем, злюсь на себя ужасно, но это фигня, я всё равно упорно работаю над окончанием романа. Думаю, пора перестать экспериментировать со сложными структурами и следующие книги делать проще. У меня там повествование охватывает почти тридцать лет – с 1985 по 2010 годы, куча героев, флешбэков, дневников и прочего. Понятия не имею, зачем я столько наворотил. Самому страшно.

• знакомые айфоноводы, шустро обновившие iOS до 11-й версии, ругаются. Я понял, что не очень люблю этот так называемый прогресс.

* простуда отлично лечится дорогими сырами, икрой и бурбоном. Сыровяленая мясная штука, покрытая сверху полезной съедобной плесенью, тоже помогает. И горячие манты с бараниной. Вот прямо песня, а не лекарство.

* с завтрашнего вечера (если позволит здоровье) буду каждый рабочий день выходить в эфир радио «Комсомольская правда» с 17:00 местного времени, тьфу-тьфу-тьфу. Обожаю радио. И мне очень нравится команда нашей «Комсомолки».

* кроме встречи с читателями в субботу 7-го в Публичке в 14:00, будет симпосиум (совместное распитие) с читателями в арт-кафе «Арбат» на Кирова 88, в следующий четверг, 12-го, в 20:00. В библиотеке буду приличным, расскажу об инструментарии писателя и о том, какой место в нём занимает блоггинг. А вот в «Арбате» буду материться, хулиганить и кокетничать.

И о текущих делах

Дорогой дневничок. Я пару дней работал над романом с айфона, сидя в больничном коридоре, в маршрутке, в кальянной, просто на скамейке в парке, и теперь у меня отваливается правый большой палец. Левый пока работает, ттт.

Вообще, как только устанавливаешь себе дедлайн по работе с текстом, начинаешь работать где угодно, а когда устаёшь писать, впадаешь в праведный ступор и крутишь в голове сюжетные повороты.

Обожаю современные технологии, которые позволяют записывать идеи прямо на ходу, потому что лучшие сюжетные повороты приходят в голову во время прогулок в лесу. Помню, я "Машину снов" процентов на двадцать написал на мобильных устройствах и вторая часть "Машины", похоже, пишется так же.

Дневник птеродактиля

За последние дни я понял: дома лучше ходить без одежды, потому что одежда очень тяжёлая. Из ванны тоже лучше вылезать, пока она полная, потому что так легче. Зато отёкшие запястья делают мои руки похожими на клешни моряка Папая. Маскулинненько.

А ведь в субботу, придя на семинар по джиу-джитсу, я сказал своему отражению в зеркале: "Чувак, ты укеми не делал лет десять, почитай. Давай-ка поосторожнее". И ведь, главное, добрый тренер "Академии единоборств" мне говорил: "Макс, в нашем возрасте уже можно и похалявить иногда, нам завтра за Сталинград не биться". Но кто же слушает тренера? Черт с ним, что я базовую акробатику давным-давно не делал, но тут-то такой шанс. Даже колесо сделал на обе руки, потея от ужаса, потому что про травмированную спину вспомнил уже в воздухе.

Мой партнёр, грэпплер, говорит: "У нас же болевые на малые суставные группы запрещены. Сроду не знал, как это больно. Ущемление ахилла-то я ещё могу терпеть, а тут-то терпеть невозможно". Знаю, говорю. Там фокус есть, если попался на болевой, даже не пытайся бороться, только хуже будет. А грэпплеры, вообще, такие зайки. Очень приятное впечатление произвели. Хороший спорт, благородный.

В общем, грэпплера мы утратили. Он горевал на лавочке, обмазанный деклораном. Хороший парень, кстати. Но тут пришёл Дракон, с которым мы уже лет тридцать дружим. А Дракон, надо сказать, разделяет самурайские представления о добре и зле. В том числе, в тренировочном процесс. Поэтому он наставительно сказал: "Без атеми нет дайто" и чувствительно сунул мне кулак под рёбра. "Понятно", – ответил я и сделал ему "краник", отметив тетсуи в подбородок на сладкое. И понеслось.

"Я тебя бросать не буду, щас я тебе одну раскоряку покажу прикольную", – сказал Дракон и показал раскоряку. Потом я показал, в общем, с тренировки мы выползли с опухшими суставами и связками, но счастливыми.
– Не понимаю я фитнеса, – честно признался я. – Зачем мужчине фитнес?
– Ну, там тёлочки, музыка, можно весело жиром потрясти, – сказал Дракон.
– Мне там скучно. Там же всё одно и то же. На тёлочек можно где угодно посмотреть. А тут, смотри: я сегодня, как минимум, два открытия сделал. В санкадзё мы с тобой какой интересный нюанс нашли? А? А котэ-хинери ты показал, м? А? Это ж вселенная просто.
Дракон улыбнулся своей ящеричной ядовитой улыбкой и сказал:
– Так это ж больно всё. Современный мужик боли не любит.
– Ну да. Инстаграм опять же. Надо же селфочек наделать на фоне тренажёров.

Мы открыли по пивку, обсуждая качества Ильяса Абузарова, как прекрасного методиста. Мимо нас прошла бабушка с двумя детьми. Мальчику на вид было лет восемь, девочке – тринадцать. Она шаркала огромными говнодавами, похожими на "мартенсы", на шее у неё красовался широкий кожаный ошейник-чоппер, скреплённый здоровенным стальным кольцом в виде сердца, губы покрывала густо-сиреневая помада цвета "зомбиленд".

– Да нунахуй, – ошарашенно пробормотал Дракон, – Скажи мне, что она просто много черёмухи съела?
– Не, не скажу, – ехидно ответил я и мы допили своё пиво.
----
Вы прочли отрывок из "Дневников птеродактиля".