Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Как становятся писателями. Лайфхак.

Деда моего при крещении назвали Хансом, но, после ряда трагических столкновений с советской властью, он записался как «Иван Иваныч». Sapienti sat. С матерью своей, которую мы, по немецкой традиции, звали Омой, и остальными бесчисленными родственниками он общался на странной архаичной смеси какого-то из северо-немецких диалектов и голландского. В отличие от родни, он не был религиозен, но слыл человеком скромным, добрым и отзывчивым.

Зимой он почти никогда не надевал правую варежку из-за необходимости всё время пожимать руки встречным прохожим. Они неизменно кивали подбородком в мою сторону и спрашивали: «Ваш?». Дед со скромной гордостью отвечал: «Мой» и прижимал меня к себе. Прохожие одобрительно крякали: «Похож». В этот момент меня, разумеется, переполняло блаженство.

Деда я, понятное дело, обожал. У него была интересная манера меня убаюкивать. Поскольку у него дома не было детских книг, он пересказывал мне по памяти «Робинзона Крузо», «Лунный камень» Уилки Коллинза и истории о капитане Немо. А потом стал читать мне на ночь рассказы Чехова. Много Чехова. «Налим», «Лошадиная фамилия» и так далее. Его восьмитомник я потом передал по наследству сыну.

Наверное, тогда во мне и проснулась настоящая тяга к литературе. Прежде всего, к русской литературе. Ну и отец ещё потом подсуропил: ставил мне на ночь катушки с гоголевскими произведениями в исполнении знаменитых артистов. Помню, «Вия», например, актёр Борис Бабочкин читал, который сыграл Чапаева. В общем, папы и мамы, не стесняйтесь знакомить детей с классикой, она людей, вроде как, не портит.

Кстати, у такого воспитания был и побочный эффект – со временем я стал весьма популярен в детском саду. Бабушка рассказывала, что когда приходила забирать меня домой, часто заставала такую сцену: дети сидели на стульчиках, расставленных полукругом, и слушали, как я пересказывал им то, что на ночь читал дед. А воспитательницы невозбранно пили чай и трепались на кухне. Хоть в стендаперы теперь иди, с таким-то бэкграундом, хе-хе.

А вам какие истории с дедами запомнились из детства?

Стивен Чбоски "Воображаемый друг"


Короче, ребят, Стивен Чбоски – это Стивен Кинг здорового человека. У него есть всё то, что мы так любим у Кинга и нет того, что мы у Кинга ненавидим. Роман «Воображаемый друг» не только большая толстая книжка, это ещё и куча героев, у каждого из которых есть своя биография и своя правда; это многослойное повествование, которое захватывает и тащит, и это катарсис, перед которым придётся немножко потерпеть.

Зачин книжки выглядит довольно привычно: молодая-красивая Кейт Риз бежит из штата в штат, пытаясь спастись от алкаша и козла Джерри. С ней путешествует семилетний сын Кристофер. Кажется, они, наконец, добираются до тихого городишки, где им ничего не угрожает. Но тут Начинается.

Прикольно то, что Чбоски находит новые повороты для ходов, которые кажутся заштампованными. Ну и сама битва Добра и Зла в книге достигает каких-то совершенно невероятных масштабов. Ты ждёшь, что сейчас всё кончится, но оно всё не кончается и не кончается, удары сыплются один за другим так, что хочется уже прикрыть голову руками, но нет. Битва разгорается и разгорается, сначала ты начинаешь беситься по этому поводу, потом постепенно доходишь до стадии принятия и понимаешь: это Апокалипсис. Такой, каким ему и положено быть – по-настоящему эпический, на всю Вселенную.

Большая часть повествования показана детскими глазами, от этого «Воображаемый друг» становится ещё страшнее. Сам Чбоски говорит о книге так:
– Это очень личная и, я надеюсь, в конечном счете очень жизнеутверждающая история о том, как с помощью семьи и друзей ты можешь победить тьму. Это то, что я хотел сказать.

В общем, мне роман очень понравился. Если хотите улучшенную версию Кинга – «Воображаемый друг» самое оно, на мой вкус.

Метко

"Написать книгу — это способ словить кайф, какого не даст ни один наркотик. Когда ты пишешь книгу, правил вообще нет".

Ирвин Уэлш, автор романа "На игле"

Про будущее

В детстве я читал книжки про Алису Селезнёву с божественными иллюстрациями Е.Мигунова и страшно завидовал тому, что в её мире есть видеосвязь. Надысь спускаюсь в подземный переход и вижу, как пожившая мусульманская женщина (в соответствующем наряде) показывает через видеосвязь на смартфоне ещё более пожившей мусульманской женщине (в ещё более строгом наряде) ряды с фруктами.

В вольном переводе с непонятного это звучало примерно так: «А вот смотри какие персики, загляденье! А абрикосы?! Ты когда-нибудь видела такие абрикосы? А вот помидорки – прелесть просто».

Никогда не думал, что будущее наступит так быстро. Но ещё нужны глайдеры, очень нужны глайдеры. Вот, что я думаю.

ЧИТАТЕЛИ! NEED HELP!


Друзья, мне нужна небольшая помощь. Бывает, что сюжеты книг, какие-то неожиданные повороты возникают из вопросов читателей и их идей. В этой связи вопрос: о чем вы бы хотели прочесть в моих следующих книгах? Надеюсь на полезный флуд в комментариях. Не стесняйтесь, пожалуйста. Жгите!

Противоестественные культы? Размножение биороботов? Муки человека, обреченного на вечную жизнь? Повседневный уклад каннибалов? Какие-то пожелания по поводу конкретных персонажей? Радиостанция «Вечерний зверовод» ждёт ваших писем! Сожгите этот пост до тла!

Сегодня у меня праздник. Всемирный день писателя.

Марина Степнова сказала, что писательство – это схима. «Мы готовы отказаться от множества реальных вещей ради вещей нереальных, несуществующих. Никакой надежды на успех нет». Она права, мы отказываемся от множества жизненных удовольствий ради наркотического опьянения, которое приносит текст.

Да, я не был летом в Турции. Но я сгонял в несколько мест, которые куда задорнее. Да, вы назовёте их нереальными, несуществующими, но это до тех пор, пока вы о них не прочтёте. Часто я писал до тех пор, пока не валился с ног от голода, потому что элементарно забывал поесть, например. Порой я отказывался от встреч с друзьями, от множества мелочей, которые кажутся важными большинству нормальных людей. Но я – не нормальный, к добру ли, к худу. Это моя жизнь, точнее, это – десятки моих жизней.

Напоследок анекдот. Приходит мужчина к врачу анамнез заполнять. Доктор спрашивает:
– Вы кем работаете?
– Я – писатель.
– Можете ничего не рассказывать, – говорит доктор, – я сам всё напишу.
И пишет: «Хронический алкоголизм, депрессия, бессонница».
Снимок экрана 2021-01-25 в 18.29.23
На скриншоте – статистика свежего романа, который вы прочтёте совсем скоро. В рабочем варианте он носил название «Поганая земля», но в процессе редактуры как-то переименовался и теперь называется «Святые Полуночники». Сейчас он проходит процедуру защиты прав, потом ему предстоит модерация и совсем скоро вы прочтёте несколько семейных драм, нанизанных на детективный сюжет в стимпанковых декорациях.

Искренне поздравляю всех коллег!

«Цвет из иных миров» – хороший фильм по Лавкрафту

c8448108ca40383c_1200xH

В рубрику "Что смотреть на выходные". Вчера посмотрел прошлогодний ужастик «Цвет из иных миров» по Лавкрафту и мне понравилось. Моя любимая девушка иногда подсматривала, как я гляжу какую-нибудь фантастику средней паршивости и всякий раз задумчиво спрашивала: «Почему они все думают, что пришельцы должны быть похожи на нас? Это как-то нелогично. А если у них вообще нет тел? А если они какой-нибудь газ?».

Так вот, ужас в «Цвете из иных миров», наконец-то, вполне аморфен. Но тем круче. В общем, рядом с городишком Аркхэм живёт довольно мудаковатый фермер Нейтан Гарднер (Николас Кейдж, я него не люблю, но тут он хорош). Он разводит альпак (это перуанские родственники верблюдов) и задумывается, не стоило ли ему разводить вместо них вереск? В общем, живёт он, похоже, за счёт жены, которая работает в интернете трейдером и восстанавливается после онкологической операции. Их старший сын постоянно курит дурь и смотрит ролики про чёрные дыры, младший – аутичный ботаник в очках, главный друг которого – собака Сэм.

Отдельная песня – их дочь Лавиния (её отлично сыграла Мадлен Артур). Марсианские глазища, сиреневые волосы, увлечение оккультизмом и чтение Некрономикона – вот неполный портрет. Фильм, собственно, начинается с того, что она проводит ритуал на берегу реки, где её и застаёт герой-повествователь.

Но фильм пугает вовсе не колдовством. А тем, что после того, как на двор Гарднеров падает метеорит, они начинают понемногу сходить с ума. Точнее, их постепенно сводит с ума сиреневое нечто, вокруг появляются странные штуки, а в обычных бытовых сценах начинает твориться дичь. Фильм медленный, длинный и очень красивый. Всё понравилось: и актёрская работа, и режиссура и – главное – атмосфера. Режиссёр Ричард Стэнли создал бесплотного и вездесущего персонажа, растворив его вокруг. Я не знаю, как фанаты Лавкрафта к фильму отнесутся, я не великий его поклонник, мне зашло.

Слово дня

854044550

Слово дня "гантированный" – одетый в перчатку. Корень у него французский (ganté), а суффикс (ieren) немецкий. "Достоевский явно любил это словечко, – сообщает нам тг-канал FeadMe.Txt. – Оно встречается в «Бесах», «Подростке» и «Братьях Карамазовых», а также в «Дневнике писателя». Причем гантированными у него оказываются не только мужские руки и дамские ручки, но даже и пальчик, которым грозят!

— Кроме Достоевского слово «гантированный» использовал только один русский литератор, а именно Набоков — в «Даре» и автопереводе «Лолиты». Также оно встречается в русском переводе Ada or Ardor".

Цитирую отзыв на свой роман «Душеед»

[Exposition] Didier Graffet L'exposition Effluvium

«Я много чего не понимаю в этой жизни. Не потому что тупой, просто некоторые сложно понять самому, а объяснять никто не кинулся. Вот, например, я не понимаю, почему имя писателя Максима Бодягина до сих пор не ставят в один ряд со Стивеном Кингом, например. Нет, у Кинга, конечно, книг написано гораздо больше, так он и начал сильно раньше. Так что Максу разве что количеством нагнать, за сопоставимое время. А качественно он уже делает.

Это я дочитал новый роман, называется "Душеед", прямое продолжение "Привратника". Сейчас под впечатлением. Целый новый странный мир поместился на страницах этих, и предыдущих книг! И, что удивительно, при всех его странностях и, чего скрывать, ужасах, мир этот выглядит настолько реальным, насколько это возможно. Ну да, он населён мутантами, модификантами и существами из другого мира — иноформами. Но люди-то всё те же! И вот как раз про этих людей читать интересней всего.

Мне всегда нравились книги про обычных (или не очень обычных, но всё же не суперменов) людей, оказавшихся в необычных, трудных или даже страшных обстоятельствах. Это ещё с детства, с Жюль Верна, с его "Таинственного острова" и "20000 лье под водой". Истории про то, как обстоятельства, словно какая-то машина, пытается сломать людей, а они раз за разом выкручиваются, не теряя главного — человечности. Оставаясь людьми. И вот здесь про это же. Про людей, которые живут в очень странном для нас, опасном, но уже привычном для них мире.

И, повторюсь, мир этот проработан так, что не вызывает сомнений, что так всё и было. Жить там я, правда, не хотел бы. Ну так книги и дают замечательную возможность совершенно безопасно побывать в мирах, в которых бы ты не хотел жить, и в любую секунду вернуться в свой привычный уютный мирок. Где мягкий свет настольной лампы, мурлычет кошка Соня и нет душеедов».
———

Этот анонимный отзыв на мой новый роман «Душеед» очень ценен для меня именно тем, что я пишу про людей. И мне радостно, что читатель это увидел. Вот прямо радостно и всё тут.

Роман «Душеед» доступен на следующих площадках:
Ridero (бумажный вариант высылают почтой)
Amazon https://www.amazon.com/dp/B08KGJYX1B
ЛитРес https://www.litres.ru/maksim-bodyagin/dusheed/
Озон: https://www.ozon.ru/context/detail/id/200441864/

Поделюсь радостью

Сегодня новую книжку дописал. Опустошен и счастлив. Сюжет и пошаговый план написал на майских, над текстом начал работать в июне, писал по ночам, а сегодня дописал. Главный герой по имени Виктор Кромм попадает в щекотливую ситуацию: если он не раскроет совершенно дикое убийство, ему кирдык. 

Проблема в том, что всех всё устраивает, помогать ему никто не собирается, а потенциальных подозреваемых у него целый город с хвостиком. Он начинает разматывать дело и узнает пару чужих семейных тайн, заодно, немножечко спасает человечество от застарелой проблемы. В общем, вам понравится. Книжка выйдет зимой.