Category: лытдыбр

Утро туманное, утро седое

Сегодня я решил спать до тех пор, пока не устану спать. Всё шло как по маслу, но тут пришёл кот Вася. Кот любит лежать у меня под мышкой и вздыхать так, будто он изнасиловал и сжёг дотла вьетнамскую деревню, а теперь невыносимо сожалеет о содеянном. Я погладил кота и начал проваливаться в тартарары. Тартарары оказались негодные: населённые какими-то склизкими зубастыми тварями и заполненные темнотой. Я бы предпочёл провалиться в какой-нибудь уютный гарем, например. Или в особняк Хью Хефнера, на худой конец.

И тут я открыл глаза и вдохнул собачью шерсть. У Чижонка очень длинная и очень тонкая – тоньше человеческого волоса – шерсть с таким подшёрстком, что до кожи и не добраться. Поэтому она всюду беспрепятственно летает, поэтому я её вдохнул. И поэтому я от души кашлянул. Кот Вася, не открывая глаз, прыгнул вверх всеми четырьмя ногами. Потом открыл глаза, понял, что мир не ружнул, и снова засопел.

Но после этого я уже проснулся окончательно и дальше пошел курить кальян, думать и путешествовать по садам терминатора, чтобы посмотреть как Кромм охотится на работорговецев и спасает чужих детей.

Пришло письмо

Не могу не поделиться письмом от читателя (публикую в сокращённом варианте, стилистика автора сохранена):

Я с восторгом прочитал вашу «Сонницу» сразу после выхода, но так и не сподобился сразу написать благодарность, пришлось с не меньшим восторгом прочесть ее еще раз.



Понятно, что, погружаясь в книгу, можно отождествлять себя хоть с Лолитой, хоть с чудовищем Франкенштейна, но читать про жизнь мужика за сорок, выросшего, разумеется, в Советском Союзе и прожившего день за днем всю эту жизнь в России со всеми вытекающими образами и лексикой, при этом являясь таким мужиком, испытываешь ощущения на порядок сильнее. Понимаешь, что вся эта жизнь она действительно была. А то иногда разговаривая с людьми, знакомыми с детского сада, создается впечатление, что сначала был прекрасный Союз, а теперь сразу прекрасное настоящее, а все, что посередине - лучше даже не вспоминать.

Я восхищен сложностью структуры и тем, что все узелки в конце концов были связаны (у меня было одно подозрение на нестыковку, но при повторном чтении я его развеял). По-хорошему завидую времени, которое было проведено за планированием и воплощением такой конструкции. Про узнавание собственного опыта я уже писал, но кроме того было очень интересно увидеть, как какие-то образы, ситуации, люди, которые упоминались в постах, вплелись в текст романа и зажили своей жизнью.

Про приключенческо-фантастическую составляющую и говорить не буду — это просто праздник, оторваться невозможно.

А вы уже читали "Сонницу"? Если нет, то
первый том «Сонницы» доступен в электронном и бумажном вариантах тут: https://ridero.ru/books/sonnica/
второй том – тут: https://ridero.ru/books/sonnica_1/

Суточные щи: простота, магия, восторг

водка

Друзья, сегодня хочу поделиться с вами особенным рецептом. Он достаточно прост, но результат поражает. Просто поражает, я серьёзно. Это блюдо старой русской кухни, где для достижения правильного результата нам понадобится такой ингредиент, как морозный воздух. Итак, правильные или «суточные» щи. Я буду рассказывать, как готовил сам, а вы уже пересчитаете потом, сколько и чего вам нужно, и в какую посуду.

***

Варим бульон


Для бульона я стараюсь брать говяжью шею, поскольку там, на мой вкус, оптимальное соотношение жира, костей и мяса. На пятилитровую кастрюлю я взял килограммовый кусок, это около 500 рублей в маленьком магазинчике на углу. Я очень люблю корень пастернака и петрушки, но у меня кончилась эта смесь, поэтому я добавил к мясу только стебель сельдерея, довольно монументальную морковку и золотистую луковку приличного размера. Говорят, триада сельдерей-морковка-лук имеет устойчивое название в итальянской кухне, но я его забыл, за ненадобностью. Зачем рассказал об этом, тоже не знаю.

Как-то раз еврейская тётенька в программе, по-моему, «Суповарение» рассказала мне, что не надо заморачиваться с чисткой того, что бросаешь в суп. Оно должно содержать в себе первобытную энергию и всё такое, поэтому я просто ополоснул всё и бросил вариться нечищенным. На шесть часов на самом маленьком огне. Важно: мы только слегка присаливаем бульон, чтобы не был пресным, но полноценно его не солим!

***

Делаем «капустный приварок»


В маленьком магазинчике на углу я взял килограмм квашеной капусты бочковой, отдав за это рублей сто, что ли. Важно, чтобы в капусте не было уксуса, клюквы, брюквы, кусков оглобли, шапки ямщика и вообще посторонних ингредиентов. Это должна быть просто капуста, сквашенная естественным образом.

Капуста фабричного изготовления обычно очень длинная. Поэтому нужно наточить нож и хорошенько её пошинковать. У моей бабушки была специальная полукруглая сечка для капусты и особенное корытце, под диаметр сечки. Не знаю, зачем я похвастался этим фактом. Короче, капусту пошинковали и нужно запихать её в толстостенную посуду, например, в чугунок.

У меня нет русской печи и чугунка, поэтому я взял стандартные керамические горшочки для запекания и распихал капусту по ним. Получилось четыре горшочка. В капусту нужно добавить немного мелко пошинкованного лука-репки. У меня ушла одна луковка на четыре горшочка. Смесь перемешиваем, притаптываем, ровняя поверхность, и добавляем примерно одну-полторы столовых ложки постного масла в каждый горшочек. После чего ставим капусту в печь на самый малый огонь на три часа. Всё. Сидим, пьём чай, читаем, развлекаемся.

Раз в полчаса горшочки нужно доставать и перемешивать капусту вилкой. Примерно через час начнётся аромат. Примерно, через два часа он наполнит рот слюной, а сердце томлением.

***

Выставляем капусту на мороз


За три часа в духовке она у нас потемнеет, станет совершенно другой по структуре, размягчится, но нам нужно сделать её ещё нежнее. Поэтому – на мороз. Можно охладить до комнатной температуры и убрать в морозилку, но я поступил аутентичненько – выставил на балкон. Можно убрать на ночь, но у меня не хватило терпения, моя капуста вымораживалась всего три часа. Однако результат мне понравился.

***

Готовим щи


Выкидываем из бульона сельдерей, морковь и что мы там ещё накидали, оставляем только мясо. Добавляем лавровый лист и перец. Я перетёр в ступке немного (примерно чайную ложку) тмина, потому что тмин и капуста – это как партия и Ленин, ну, или не знаю, как Рипли и Чужой. Близнецы-братья, короче.

В горячий бульон вываливаем нашу томлёную и вымороженную капустку, всё разогреваем и оно должно ещё побулькать минут десять. Это самый томительный момент. Я ещё и стручок халапеньо туда добавил (потом выкинул, чтобы не переострить). Всё. Щи готовы.

***

Жрём.


С горбушечкой чёрного хлебца, со сливочным маслицем, под стопку ледяной водки. Чмокаем, утираем пот, восклицаем «ууух, бля!», рвём пальцем воротник, накладываем ещё, не стесняемся. Можно было добавить в тарелку сметаны и зелени, но я забыл. Это было слишком вкусно, чтобы ещё что-то добавлять.




Подведём итог: на 5-литровую кастрюлю у меня ушёл 1 килограмм говяжьей шеи, 1 килограмм квашеной капусты (бочковой), 1 большая морковь, 2 луковицы, 1 стебель сельдерея, 1 острый перчик. Время готовки: бульон шесть часов на минимальном огне + капустный приварок три часа в духовке и три часа на морозе. Потом 10 минут всё пережениваем. Стоимость кастрюли щей выходит в районе 600 рублей с копейками.

Скажу так: это одно их самых простых и, при этом, самых вкусных блюд. Это так вкусно, что сдохнуть можно. Томление плюс мороз – это какая-то древнерусская магия. Обязательно попробуйте сделать щи подобным образом и я вас уверяю: вы заплачете от счастья, когда будете их есть. Приятного аппетита!

Сегодня в рубрике «Былое и думы»: ноги

Разным людям по-разному везёт с частями тела. Некоторые, вон, родятся с таким многозначительным носом, что когда входят в благородное собрание, то все девичьи глаза только на них и устремлены, девы пунцовеют, алеют и пламенеют в попытке разгадать намёк, что настырно предлагает им этот выдающийся нос.

А у некоторых — глаза. Будто бирюза. Будто синее блюдце с голубикой в лучах неоновых огней. И носитель(ница) очей идёт по улице гоголем, а вслед восхищённые людские шепотки: "Человек — жуткое говно, но глаза-а-а!.." и эксперты-наблюдатели закатывают в сладкой истоме собственные поросячьи зенки.


А античный профиль? А лебединая шея? Венеры (или Дианы?) грудь? Ланиты Флоры? И вот мы уже до ножек Терпсихоры доползли и угнездились у них в обожаньи и немоте. Ноги ещё и до Александра Сергеевича воспевали, а потом уж он подключился и поддал парку на каменку, задал новый вектор, так сказать. До сих пор разгребаем, потомки спорят, стороны дискутируют.

Но ноги имеют и выраженный трагический аспект. Например, конкретные мои ноги. Мне повезло родиться с волшебными ногами, точнее с магическими стопами, которые рвут в лохмотья любые ботинки, даже самые дорогие. Мои ноги придерживаются воинствующего анархизма. Им насрать, надели на них ботинки ECCO за триста баксов или кеды за четыреста рублей. Им всё равно, кто пытается ограничить их свободу. "Ты надет, значит будешь разорван" — таков их непримиримый девиз.

Кроссовки adidas classic из чёрной кожи считаются неубиваемыми. Точнее, считались до того, как познакомились с моими боевыми ногами. Три месяца — и от внутрянки одни лохмотья, задников практически нет, уцелели только пластиковые вставки. Последний очаг сопротивления.

"Собачьи" валенки стоят в углу и издевательски похихикивают: "Адидас-пидарас, тоже мне, понты буржуйские". А я так зыркну на них по-барски, мол, дохихикаетесь, придёт и ваш черёд. Предыдущие тоже чего-то там пытались полтора сезона, но потерпели сокрушительное поражение прямо на Алом поле посерели бела дня.

В общем, расчехлил демисезонную обувь, теперь горюю, глядя на то, что у неё внутри и ведя длительные педагогические беседы с собственными ногами. В следующей жизни надо будет родиться в Голландии, у них ботинки деревянные, авось, попрочнее адидасов будут. Эх.

Силач-мадонна | Like a virgin (Южная Корея, 2006)

Посмотрел очень странное корейское кино. Странное, потому что сама тема, мягко говоря, тема очень неоднозначная и сильно подверженная спекуляциям. Если б знал, о чём фильм, то, наверное, бы и смотреть его не стал, сразу заподозрив в соплях, спекуляциях и прочей нехорошести. Но это не голливудский фильм, поэтому он оказался очень трогательным и хорошим.



Живёт себе в Корее старшеклассник О Дон-гу, по ночам он работает грузчиком в порту, чтобы заработать денег на операцию по смене пола. Папа у него – бывший боксёр, который бухает, как не в себя, брат какой-то странный. А сам О Дон-гу считает себя девушкой, поёт, подражая Мадонне и так далее. И тут его дружбан загорается занятиями корейской национальной борьбой «ссирым» и зовёт О Дон-гу с собой. Тренер отбраковывает дружбана, а вот О Дон-гу называет талантливым и зовёт заниматься.

Узнав. какую сумму призовых получает победитель по ссирым, О Дон-гу начинает тренироваться, чтобы накопить денег. В пересказе завязка сюжета звучит так себе. Но на деле всё совсем, совсем не так.
Во-первых, местами фильм гомерически смешон. Я просто компьютер слезами забрызгал, пока хохотал. Например, тренер там на вид такой мудрый сенсэй, но постоянно сидит в сортире, и тренирует спортсменов оттуда же. Ну или когда О Дон-гу начинает обучать своего товарища по команде эстрадным танцам. Там много смешного.



С другой стороны – в драматические моменты корейцы такой накал дают, что диву даёшься. Да, это спортивная драма об успехе, сделанная по классическому голливудскому образцу. Но она снята так обаятельно, так человечно, так целомудренно, как в Голливуде не снимают давным-давно. Тут есть история, и подана она так, что о подтексте забываешь. Хотя там очень много серьёзных тем наковырять можно, но не хочется. Доброе хорошее кино.

Каминг аут

Пацаны. Девочки. Я должен сделать одно признание. Это непросто. Но я чувствую, что должен совершить этот шаг.

Комок в горле. Жгучая волна стыда, кажется, от неё у меня сейчас обуглятся уши. Но, пожалуйста, прочтите без осуждения. Я понимаю, что сейчас многие из вас скажут «а ведь я же с ним здоровался за руку», а кто-то даже вспомнит, как выпивал со мной и откровенничал. Кто-то сплюнет и навсегда отвернётся, отпишется от обновлений этой странички. Кто-то даже вычеркнет мой телефон. Кто-то решит, что я — больной маньяк. Кто-то пожалеет, кто-то нахмурится и, глядя в вечернее окно, посетует про себя, что всегда был таким же, как я, но никогда не мог признаться в этом грехе публично…

Друзья, простите. Я… Секунду… Сейчас наберусь смелости… Я не люблю поэзию. Господи, неужели я это сказал?! Да. Я совершенно ни черта не понимаю в этой вашей поэзии. У меня абсолютная поэтическая слепота. Господи… Как же мне сейчас стало легко! Хочется крикнуть в небосвод: "я нихуя не понимаю в вашей ебучей поэзии-и-и!!!"… Как же хорошо…


Я не знаю, по какой причине разные люди рассказывают мне про поэтические чтения, присылают чьи-то стихи, а самое страшное – просят поделиться своим мнением. Возможно, у меня на лбу пылает каинова печать Духовности, не истреблённая даже советской школой и более мрачными событиями. Возможно, я просто слишком вежлив, чтобы в ответ зарычать, забрызгать слюной и ударить в ответ парой абзацев из «Николая Николаевича»… Не знаю. Не знаю, зачем все они делают это со мной.

Точки кипения я достиг на прошлой неделе, когда один очень уважаемый мною человек показал мне свежую книгу одного поэта, чтобы… Не помню, что бы что. С той же долей успешности мне можно было показать шаровую от мерседеса, швабру для игры в кёрлинг или последние исследования почвоведов о влиянии незаконных сливов свиного навоза на плодородный слой полей Уйского района. Хотя нет, про швабру для кёрлинга наврал, да.
Краснея и потея, я признался этому прекрасному человеку в своём постыдном грехе. Мол, ничего не чувствую от этой вашей поэзии. «Совсем ничего?», удивлённо спросил он. «Угу», сказал я, чувствуя, как струйка пота сбегает по хребту. «Ну, а как ты реагируешь на поэзию обычно?», – тоном кюре, принимающего исповедь, спросил мой милосердный визави. Я набрался смелости и, поразившись честности собственных слов, ответил: «Сплю». «Ну… или ржу…», – продолжил я, чувствуя, что подошва ботинок сейчас расплавится и я просочусь сквозь бетон набережной прямо в преисподнюю, где демоны в очках на плюс пятнадцать и в костюмах училок медленно варят таких, как я, заставляя их жрать тома Александра Кушнера, Уистена Хью Одена и Рабиндраната Тагора. Мой собеседник вздохнул как все мадонны мира, пожалевшие всех неразумных детей, и ушёл в туман.

Кажется, он не поверил. И это – наивысшая мука. Обладать поэтической глухотой в этом мире – всё равно, что зайти на вечеринку веганов с похмелья. Все со смузи, а тебе бы пивка. Все с сельдереем, а тебе бы бургер с халапеньос. Объяснить несовпадение эстетических координат невозможно. «Да ты попробуй, это же не просто подорожник, это – Подорожник!». А, ясно, да. А это? Коктейль из лопухов? Мило.

А ещё у военов паэзии случается аргументация как у травокуров: «Да ты просто забойной не пробовал». Но ведь способность выпить бутылку бёрбона, срывая глотку под песни RHCP, вовсе не означает готовность начать забивать всякую дрянь чистяком. Так и способность уважать поэтов, или, например, помнить названия стихотворных размеров, вовсе не означает готовности приходить на поэтические вечера и закатывать глаза в обществе Духовно Богатых филологических дев.

Давайте, каждый будет счастлив там, где ему хорошо. Кесарю кесарево, а слесарю слесарево. Можно я, окутаннный кальянным дымом, дальше посижу в своём уютном садике среди ветвистых британских сериалов, тяжеловесных колючих кустов рока, пронзительных романов, изящной поросли джаза, тенистых комиксов Vertigo и пряного аниме? А вы будьте счастливы среди роз, берёз и слёз. И всем будет хорошо там, где им хорошо.

Записки натуралиста

А ещё же природа. Которую надо любить, потому что природа Южного Урала изобильна озёрами, ягодами, мхами и лишайниками, горами (разумеется), иногда грибами, закатами и прочим. В общем, если ты живёшь на Южном Урале, то не любить “ездить на природу” – это всё равно, что пердеть в церкви.

А я, увы, не люблю туда ездить, потому что у меня сосновый бор под боком и примерно через пятнадцать минут неторопливой ходьбы я становлюсь окружён природой со всех сторон, как Тарзан. Но я – советский человек, а самая большая беда, которую оставил нам в наследство Советский Союз – это неумение защищать границы личности. Поэтому примерно раз в год, я малодушно соглашаюсь поехать на эту вашу природу, когда меня зовут более-менее близкие люди. Как правило, я полчаса пытаюсь объяснить, что сколь ни были бы прекрасны прекрасности Тургояка и Зюраткуля, я не готов ехать к ним в объятия. Причём, я же ещё и обидеть боюсь. Мне же страшно случайно брякнуть: “Да я твой Зюраткуль труба шатал и мама драл”. Я же понимаю, что вся это многочасовая езда на автомобилях, орды комаров, ветер, убийственно плохой шашлык и унылая компания из малознакомых людей – это всё из самых лучших побуждений.

Видимо, все считают, что жизнь писателя настолько пуста и бессмысленна, что без шестичасовой поездки в одну сторону, он перегрызёт себе вены от экзистенциальной тоски. Они же все помнят, как в выпускном классе писали сочинение по Евгениею Онегину и чуть не сдохли от сверхъестественного напряжения мозговых жил, а тут – шутка ли?! – человек целые романы пишет, конечно, ему надо на природу. В терапевтических целях.

И вот, писатель на природе. Как правило, сценарий всегда один и тот же. Глубокий вдох, целебный горный воздух, запах озера, напоминающий запах хорошей ухи. Голос человека, которого я страшно любил ровно до этого момента, ласково говорит: “Ну... Отдыхай”. Я честно пытаюсь “отдыхать”. Через пятнадцать минут я подхожу к инициатору поездки и (страшно смущаясь и внутренне краснея, на самом деле) говорю:
– Слушай, ну я отдохнул, спасибо. А что будем дальше делать?
– Отдыхать, – оптимистично отвечает мой визави. – Давай, отдыхай.
– Не, ну я правда отдохнул. Дальше-то что?
– Ну как "что"? Будем отдыхать.
– Да я уже отдохнул, правда. Честно.
– Да ты расслабься, чего ты?
– Да я вообще не напрягаюсь никогда, я просто отдохнул уже.
– Ну и отдыхай, чо.

Как правило, он говорит это мне примерно тем тоном, которым произносят фразу “Хороший пёсик". Или тем тоном, что разговаривают с неразумным дитятей. Я обычно вежливо терплю, стиснув зубы, ещё с полчаса, потом в изнеможении пытаюсь вернуться к исходной теме:
– Слушай, я правда отдохнул, честно. Что делать-то будем?

И тут выясняется, что мы приехали на два (два! два, Карл!) дня и “нам тут будет очень хорошо”. Да мне уже сейчас нехорошо, я уже, спасибо, отдохнул. Можно вернуть меня на место? Можно мне обратно к моим книгам, моему кальяну, моему боксёрскому мешку, моим придурошным зверям, моим странным мыслям, загазованным улицам, пиву в подворотне, девиантным знакомым, ночным прогулкам, ножу в кармане, тягучему стоунеру, моей сорокалетней поцарапанной гитаре, исчёрканным блокнотам, моим пвх-палкам, неуклюжей замене ротанговых, моей пропуканной (простите) насквозь подушке для медитации, моим партнёрам по тренировкам, моей кухне, поездам детской железной дороги и зелёному чаю в проливном чайнике? Можно положить меня обратно на место? Пожалуйста? Я не хочу никого убивать, я обет давал, в конце концов.

Нет, погоди, мы же ещё будем жарить шашлыки (которых я не ем), а пока Витя (Серёжа, Алёша, Хосе или Ашот, Зарбазан, Хейяфьятляйоклюдль) споёт нам на расстроенной гитаре трёхаккордовое говно про Александру-александру – бородатую богиню туристов, которая сожрёт бошки каждому в лагере, если ей не спеть.
Друзья. Я очень люблю вас всех. Вы прекрасны. Но, пожалуйста, не зовите меня на природу. Пожалуйста. У нас с ней несовместимость. Я – городской житель. Она прекрасна, а у меня – дела. Можно мы с ней будем иметь чисто платонические отношения? Мне хватит моего парка, спасибо. Там тоже есть комары.

маянез

Разные люди периодически упрекают меня в том, что я не только морально разлагаюсь, но ещё и делаю это с вызовом, этак богемно, в духе жолтой кофты Маяковского, написавшего когда-то "Нате!". Это, разумеется, типичный пример так называемого пиздежа, товарищи. Живу я простой частной жизнью, далёкой от кокаиновых линий и бледных малосисечных анемон.

Например, сегодня, полистав френд-ленту, я с удивлением осознал, что являюсь, пожалуй, единственным обитателем Рунета, который не знает, кто такая Леся Рябцева и, более того, не понимает, почему. Доведённый до отчаяния количеством упоминаний этого имени, я даже отыскал специальную статью, где подробно объяснялось, кто такая ЛР. Статью, разумеется, бросил на середине. А вы говорите, богема.

Чтобы доказать, какое я всё-таки простое и незамысловатое быдло, расскажу про майонез. Вообще-то дома его быть не должно, равно как и кетчупа. Но почему-то малая толика маянезика таки прихерилась в глубинах холодильника, возможно, ещё с какого-нибудь визита каких-нибудь гостей, ну или я не знаю. И тут я понял, что просто умираю, как хочу вареных яиц с маянезом, и холодного зеленого горошка тоже хочу, хоть и ненавижу его с детского сада, или даже чуть раньше.

Ну и натурально сварил яиц этих, под истошные крики котов и волнение собаки. Выдавил остатки майонеза и заметелил с черным хлебушком.

Потом купил любимой девушке спортивный костюм вместо тёплой пижамы, заварил gaba-чаю, намазал больную коленку норковым жиром и, следуя совету доктора, попробовал естественный стимулятор иммунитета под пугающим названием "экстракт восковой моли". Ибо заебался уже кашлять, как арестант на рудниках. В "экстракте" обнаружились хитиновые кусочки и остатки лапок, вот, сижу, жду целительного эффекта. А вы говорите, богема.

Ну джаз, ну виски, ну gaba-чай. Ну, хуй с ним, экстракт личинок огнёвки восковой. А майонез? А?! Как же майонез?! Шах и мат, завистники. Нехуй клеветать, я ровно такое же челябинское быдло, как и... Как и всё обычное челябинское быдло, что бы вы там не имели в виду. Просто у меня собака симпатичная.
stay cool бля

Лытдыбр

Вчера, пока смотрел шоу "Танцы" на ТНТ, случайно сварил куриный суп, пританцовывая и понемногу прихлёбывая вискарик. Причём, замечательный такой постненький супчик получился на грудках, с овощами. Старожилы, как говорится, не упомнят. Слюни по всей кухне.

И что? Утром встал пораньше, чтобы поработать в тишине, сожрал тарелочку-другую и что? И правильно, как последний мудозвон, забыл убрать кастрюлю в холодильник. Совершенно проигнорировав тот факт, что отопление шпарит, как следует. В результате, когда проснулся днём, моё дивное творение прямиком отправилось в унитаз, возмущённо побулькивая и пуская игривые кислые пузыри.

Не, и ведь, главное, всё ж знаю (бывали прецеденты). А поди ж ты. Говорят, бывает и на старуху проруха, так вот это она, та самая проруха и есть. Сука, самый вредный зверь из всей народной демонологии – это вот эта самая Проруха, богиня глупых ошибок. Посильнее любого Вельзевула будет, блядь старая.

на пороге осени

Сегодня с утра, сидя в туалете, открыл ленту. Поразился объёму нытья: ах, на улице всего +10, ах, это уже осень, ах, лето прошмыгнуло незаметно. Осень, говорите? Почистил зубы, достал из шкафа военную куртку М-65 с тёплой подстёжкой. Это +80 пойнтов к маскулинности, она делает меня похожим на какого-нибудь пьющего комиссара полиции из фильмов "нуар", разной степени несчастности. Ну такой весь романтически мужланистый попиздюхал с собакой в парк.



А бабочки, кузнечики и птицы не читают френд-ленту, им никто не сказал, что всё, пиздец, пришла осень, мечты рухнули, лето проёбано безвозвратно, скоро зыбкое марево тления покроет всю нашу бескрайнюю страну от Бульбостана до Курил. Они щебечут, стрекочут и летают, бездумно не понимая, что уже Всё.

Я тоже не понимаю, что Всё. Я отказываюсь понимать, что такое это ваше Всё. Потому что осень - это охуенно. Это в багрец и золото одетые леса. Осенью охуенно гулять, осенью охуенно пишется - ноябрь уже который год для меня - самый продуктивный месяц. Осень - отличное время начинать чего-нибудь новое, в допетровские времена старый русский календарь начинался с 1-го сентября, лучшее время влюбляться в новые проекты, новых людей, новые идеи. Осенью охуенно тренироваться, лучшее время для начала нового тренировочного цикла. Осенью охуенно ходить в гости, глядеть в темное окно, пить и вести долгие разговоры. Осенью охуенно шляться по барам. Осенью охуенно читать. Осенью охуенно ходить в кино. Осенью охуенно мечтать. Осенью вообще охуенно жить. Ну, при условии, что вам вообще нравится жить. В принципе.

Поэтому я решил не ныть. Нытье убивает эрекцию, плохо влияет на дыхание изо рта, отравляет общение и притягивает силы зла долгими осенними вечерами. Нахуй. Да здравствует осень!

Закончилось лето? Да и хуй с ним, другое будет. Прошла пора окрошки? Встречаем время солянки! Прощай гаспаччо, привет чохахбили! Прощай пиво? Здравствуй бёрбон! Красивая женщина в свитере еще будет попрекраснее, чем красивая женщина в бикини, ибо предвкушение разоблачения сильнее разжигает аппетит.

Короче, я увольняюсь из Корпорации Нытиков. Осень, заходи, кажется, у меня в баре кое-что осталось с лета.