Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

"Дюна" Дени Вильнёва


Посмотрел я «Дюну». По принципу «все побежали – и я побежал». Красиво, масштабно и, я бы даже решился применить такое определение, как «державно». Есть даже одна шутка. Вот только теперь я не могу отделаться от одной мысли. Допустим, живёт себе где-то в Лос-Анжелесе композитор Ханс Циммер. Открывает поутру глаза и сразу мощно вступает орган. Идет опорожниться – подключаются струнные, смывает за собой воду и это ознаменовывает ураганная дробь на литаврах. И так – целый день.

А вечером его благоверная, Сюзанна, манит мужа пальчиком в супружеский альков. Ханс игриво подмигивает, следует за ней, вдалеке вкрадчиво вьёт мелодию гобой, скрипочки дразнят пиццикато и тут Сюзанна поворачивается к мужу и кричит, перекрывая музыку:
– Ханс, можем мы раз в жизни нормально потрахаться? Без твоего долбаного органа, струнных и всей этой гобойной херозы?!

Ханс натурально в слезах выбегает из спальни. Его исход сопровождают дикие индустриальные шумы. Проходит полтора часа. Ханс, хлюпая носом, молча пялится в ночное окно. Сюзанна подходит к мужу, гладит его всё ещё вздрагивающие плечи и ласково шепчет:
– Ханс, я знаю, что ты – большой композитор. Тебе аплодирует весь мир. Но, пойми, я тоже человек, у меня есть свои потребности.

Ханс поворачивается к жене, его глаза вспыхивают, их сияние сопровождает новая органная феерия. Сюзанна мрачнеет, с досадой сплёвывает и уходит спать в гостиную.

Извинити.

Исландский свитер

Надысь звоню тётке, она хвастается, что в прошлую пятницу ей уже дали отопление, интересуется, как у нас дела. Я говорю: хорошо дела, мне товарищ подарил марокканский народный свитер с капюшоном, овечья шерсть в палец толщиной, им и спасаюсь. 

Тётка спрашивает: а помнишь "хеклу"? Я говорю: ещё бы мне не помнить хеклу! Она смеётся: это же было страшно модно в те времена, такой вот исландский свитер на два размера больше и чтобы в нём крохотное тельце бултыхалось. Тоже овечья шерсть, в нём можно было голым задом на ледник садиться. Отец твой готов был на что угодно, чтобы его у меня выдрать. Так представляешь? Купил мне японскую кофточку с такими маленькими пуговками вот тут, на воротнике, такими махонькими-махонькими... И таки выдрал у меня любимую хеклу. От сердца отодрал, паразит. 

Я говорю: можешь не рассказывать, я ещё за ним её донашивал два года, пока она на мне не истлела. Положил трубку... и вспомнил, как красотка Инга зашивала дыры на этой хекле и ругалась: 
— Я всё понимаю. Ты — рок-музыкант. Но это же не свитер, это же сплошное кружево! Дыра на дыре. 

Ей было чуть за тридцать, её подружки были сплошь женщинами с пониженной социальной ответственностью и ругаться она умела. Мне было уже семнадцать и я ни за что не смог бы сознаться ей, что рок-н-ролл тут не причем. Просто от свитера вкусно пахло отцовскими сигаретами лигерос. 

Астральное

Короче, если у вас вакуумные наушники, то есть рабочий способ сделать окружающую действительность краше, а главное — медленнее и уютнее. Есть такой британский чувак, Брайан Ино. Включаете альбом "Ambient 1: Music for Airports", прибавляете звук и всё. Воздух в маршрутке волшебным образом становится прохладнее и вкуснее, лица пассажиров симпатичнее, а пейзаж за окном как-то странно преобразуется. Ты словно в аквариуме. 

Только не пейте перед прослушиванием, а то можно вообще в астрал вылететь. И вот ведь парадокс: Ксенька, с тех пор, как ты подсунула мне этот альбом, прошло больше тридцати лет (это несправедливо со стороны мироздания, я знаю), но я до сих помню каждую нотку, как оказалось. 78-го года альбом, а звучит отлично. Его ещё хорошо на ночь слушать, открыв окно и глядя в звёзды. Реально, наркотический альбом. 

Мамонов... R.I.P.

Пётр Николаевич Мамонов умер сегодня от коронавируса. Для меня он, как и Достоевский, большую часть жизни был сильнейшей точкой отталкивания. И как и ФМ пришел ко мне позже, как призрак, вкрался в комнату, сел в углу и угнездился там, на шатком деревянном троне, как домовой. 

И там остался. Как автор магнитоальбома "Петя — отец родной". Мне не были близки (и до сих пор не слишком близки) его морально-религиозные установки, но его творческий дух ослепил меня и остался пятнами на глазах, когда закрываешь веки. Для меня он остаётся Веничкой рок-н-ролла, юродивым, в трудные минуты открывавшим мне смыслы, обычно сокрытые в тени повседневных забот. 

Спасибо вам, Пётр Николаевич, земной поклон за всё: за внутренние споры с вами, за вызов, за честность, за звон молодости. За ту роль в "Игле", в конце концов. Земля вам пухом и царствие небесное. Спасибо ещё раз. 

Я — гадость, я — дрянь, зато я умею летать. 

Как я знакомился с молодёжными хитами

Надысь добренький Apple Music подсунул мне подборку самых популярных эстрадных шлягеров на русском языке. Самый топ. Послушай, мол, ты ж не совсем заскорузлый дед-то, давай, мол, прильни к молодёжной культурке-то, освежись. Ну, я окунулся, поддался на провокацию.

Гаязов Бразерс, Джони, Слава Marlow, Крем Сода и так далее, имя им легион. И что меня поразило? Я сейчас не про содержательную сторону, там всё ясно и обсуждать нечего. Меня поразило настроение всех этих хитов. Там такая тоска и безысходность, что если это в пасмурную погоду послушать, то можно случайно перегрызть себе вены.

И, короче, сижу я, совершенно опиздошенный этой волной тлена, и думаю: эта, вы же типа молодые? Вы же типа радостные должны быть, да? У вас же всё впереди же? У вас артрита нет, суставы не скрипят, простата не мучает, ссыте как молодые жеребцы, геморрой не вылез, ни тебе эректильной дисфункции, ни тебе климактерических гормональных изменений, давление как у космонавтов, да же? Не скачет, спрашиваю, давление? Ещё и зубы, поди, всё свои собственные, да?

Тогда почему? Откуда вот этот весь леденящий душу плач-то? У вас всё это безусловно будет: и давление, и геморрой, и угасание либидо, и катаракта, а повезёт, так и до слабоумия доживёте. Вот будете в памперсы под себя ходить, тогда и нойте, сколько влезет. А сейчас, вон, пиздуйте сексуально-алкогольного опыта набираться, постигать жизнь. А то ишь. Выбесили нытьем своим блять. Следующий опыт ознакомления с современной популярной музыкой повторю не ранее, чем через год. Надо ещё от этого раза отойти как-то. Хинкалей поесть, там, лед зеппелин послушать. Фуф.

Про песню

Захожу с утра в кафе, съесть советскую трубочку с белковым кремом. Её ещё обычно сахарной пудрой посыпают, чтобы пациент смог вдохнуть эту пудру полной грудью, успеть просипеть "да ёб твою мать" и в слезах выбежать из кафе, давясь от кашля, размахивая трубочкой и разбрызгивая крем во все стороны с удалью какого-нибудь Рона Джереми. Да, а ещё же маска на морде. Это такой изящный завершающий штрих. 

В этот раз, правда, всё обошлось. В этот раз я аккуратно постукал трубочкой, чтобы опасные излишки пудры осыпались на блюдце. И тут из динамиков Лев Валерианыч запел с нездоровой алкогольной бодростью: "Тебе судьбу мою вершить, тебе одной меня судить, команда молодости нашей, команда, без которой мне не жить". В детстве эту песню полагалось исполнять с оптимистичной улыбкой официанта, покачивая в воздухе сжатым кулаком Эх, мол. Ух, как. 

Ну и что у нас с командой молодости нашей получается? Давайте-ка проведем ревизию. Эта чуть не спилась и уехала в Израиль, эта растолстела так, что может ездить только в кузове грузовика, мозг тоже полностью заплыл жиром. Этот и вон тот как сели, так и сгинули в дебрях советской пенитенциарной системы. Кстати, а вот этот их охранял с другой стороны решетки. Тупой как обезьяна и такой же злобный. Эта пережила такой развод, что стала бесплодной и утонула в хронической депрессии. Эти две спились, эти трое пытаются не спиться. Этот, тот, и вон тот сдохли от передозировки. Этот бухает так, что страшно смотреть. Кстати, бухает вон с тем и тем. Эти двое живут на государственную пенсию, поскольку сошли с ума ещё в прошлом веке. Эти двое справились с героиновой зависимостью, но приобрели... кгхм... иные социальные недуги. А этот был нормальный парень, но должен же быть в команде молодости нашей хоть один нормальный парень? Кто не торчал, не бухал, не сидел, не участвовал, не привлекался? Он есть. Просто его не видно. 

И вот эта команда будет вершить мою судьбу? Да идите вы на хуй. С какого рожна я должен доверять им мою судьбу? Так вот, об этом нам в школе не рассказывали. Вот за это лицемерие я и ненавижу Совок. 

Поделюсь хорошим

пельмени

В мире не так много хороших новостей, поэтому поделюсь. Не далее, как вчера, взалкал пельменей. Потому что для уральского человека пельмени, такое же необходимое шаманство, как для барда – костёр и гитара. Даже хуже, как для барда – водка и свитер в катышках.

Усмирять зов плоти пошел в соседнюю пельменную. Там прикольный уксус подают, тёмный такой, как душа культиста, там чегойто наструганное плавает, видимо, хрен, перчик разный, всё такое. И вот, друзья, прикиньте! Мне приносят пельмяши с уксусом и... Я почувствовал запах. Причём, почувствовал его как раньше, метров с двух. Запах уксуса. Очень ненадолго, буквально, на несколько секунд... Но... То были очень насыщенные секунды.

Я вспомнил и первый в жизни стакан водки; и мутные заблеваловки девяностых, где мы постигали тайны городского дна; и певца, умудрявшегося петь "Шизгару" с армянским акцентом; и попадос между армянской и азербайджанской бандами, когда мы ночью пошли в ларёк "за ещём" (одни стояли с калашами, другие с моссбергами, лютый был замес); и долгие загулы по заснеженным Жэбэям и другим жопамирам... И всё за три секунды. О, обоняние, как твой характер крут.

Но я знаю, это шаг в верном направлении. Всем здоровья!

PS: это вдогонку этому посту, если кто не.

Бытовое, музыкальное

118123386_10214041817679943_4455997110869904220_o

Всякий раз, когда, будучи влеком чувством долга, я ползу на работу и спускаюсь в подземный переход, на глаза мне попадаются мальчики с гитарами. У них, почему-то усох дедушка Ленин, их женой накормили толпу и вообще всё у них как-то жалистно и нервно. Какой там Ленин? Что им Гекуба? Они и родились-то уже в цифровом XXI веке, когда вокруг гироскутеры и вейпы.

Потом я замечаю стайки девушек, которые пасутся на незначительном расстоянии от вьюнош с усохшим Лениным. Они слушают про не первой свежести дожди-пистолеты и наполняются всё большей волоокостью. Тут я, наконец, прозреваю и вспоминаю бессмертные стихотворные строки:
Для прекрасных девушек и дам
Чтобы мир казался интересен
Возят барды хуй по городам,
Притворяясь авторами песен.

Мир возвращается на место. Это же как у птичек. Сидит она такая серенькая в гуще кущ. А тут на ветку вылезает он, с сиреневыми перьями на голове и как давай петь, как может. А потом хоба и у них уже гнездо, она шьёт и вяжет, а он пьёт и пляшет, и так год за годом, и так день за днём. Причём тут музыка? Да не причём.

Будни Чижа

Надысь похолодало с почти сорока до почти тридцати и хобана — дождик ночью. Вывожу Чижонка сратеньки, а дождик по лысине тук-тук-тук как дятел (не жду, что все поймут, у вас же волосы у всех, но просто поверьте — это тук-тук-тук весьма неприятненько), и тут я вижу под лиственницей пятачок сухого асфальта, кричу: «Иди гулять, чувырла!», а сам типа прячусь от дождя тут. 

И что вы думаете? Преданней собаки, ласковей собаки нету существа, рассказывает нам песня. Несратый пёс подошёл, уселся на ногу мохнатой жопкой. И всё. Не трогайте меня, я памятник. Я типа охраняю. Пришлось идти в дождевую мокрую стену, ходить там, задумчиво глазеть на пейзаж, говорить «да ты ж мой хороший» за холку трепать, вот это всё. Только вместе, только в коллективе. Хорошо, что Чижу на личном примере не надо показывать, как нужду справлять надо. Ой, представил, лучше б не представлял.  Ой опять. Ненавижу коллективизм.