Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Про секс в литературе

cute-couple-hug-lights-love-Favim.com-2012995

Мне кажется, что секс в литературе – это не совсем про секс. Точнее, в нормальной литературе секс это не совсем про тыканье разными частями тела в разные места и обмен жидкостями. За ним всегда что-нибудь стоит, должно стоять. К тому же, на русском очень сложно описать эротическую сцену, поскольку тут автор сталкивается с чисто техническими ограничениями. Русский язык предлагает ему либо медицинские термины, либо уж совсем дворовые. Так и появляются в тексте багровеющие нефритовые жезлы и подрагивающие лотосы, вызывающие ужас у искушённого читателя. Но жезлы и лотосы тоже не совсем про секс. Они про другое.

Приведу пару примеров. В романе «Машина снов» юный Марко Поло через познание сексуальности открывает для себя другую сторону мира, мистическую, жутковатую, разрушительную. Он подросток и его, разумеется, мотыляет во все стороны. Кроме того, так он защищается от той адовой дичи, с которой сталкивается, построив машину, записывающую сны и позволяющую путешествовать в чужих сновидениях.

В романе «Сонница» шпион и наёмный убийца на службе государства Виктор Кромм настолько раздавлен смертью отца, что ему нужно хоть за что-то зацепиться, чтобы понять что сам-то он всё ещё жив, ему отчаянно нужно чувствовать себя живым. Конечно, в такой лихой обстановочке – единственное, что ему остаётся, так это рухнуть в, извините, пучины страсти. Причём, если один роман для него является дежурным средством выпытывания информации, то второй – запретный и захватывающий, настоящий – обрушивается на него совершенно внезапно и он прячется в нём от эпидемии, обрушившейся на город, и от того, что узнал.

Так что если вам кажется, что с сексом что-то не то, то вам не кажется. Ну, если это не специализированная… кгхм… эротическая литература, фанфик или ещё что-нибудь подобное.

«Сонница», том первый: https://ridero.ru/books/sonnica/
она же на ЛитРес: https://www.litres.ru/maksim-bodyagin/sonnica-tom-pervyy/
«Сонница», том второй: https://ridero.ru/books/sonnica_1/
она же на ЛитРес: https://www.litres.ru/maks-bodyagin/sonnica-tom-vtoroy/
«Машина снов»: https://ridero.ru/books/mashina_snov/
она же на ЛитРес: https://www.litres.ru/maksim-bodyagin/mashina-snov/

И о культурной эмпатии, будь она неладна

TUA_203_Unit_01492RC2

Смотрю я, значится, второй сезон «Академии Амбрелла» и что мы там имеем? Регрессию в от месяц, когда застрелили Кеннеди, плюс запретную лесбийскую любовь, плюс очень, очень много борьбы с расовой сегрегацией. Ну, думаю, градус этого-то всего будет только повышаться в кинополотнах. Ладно, хоть, миляга Клаус основал свою секту (на снимке), что прикольно.

В общем, сижу, пытаюсь воспитывать в себе культурную эмпатию (да, вот такой вот термин выучил зачем-то), а мысль-то в голове всё время на другую орбиту сворачивает. Какой, думаю, правильный у них этот квантовый скачок, который их отправил в тёплый Даллас. А ведь если бы он был хаотический, весь такой непредсказуемый и, главное, равнодушный к судьбе героев… Он бы ка-а-ак хуякнул их куда-нибудь в Омск, образца ноября 63-го года. И что было бы?

Минус тридцать два, освежающий бриз с Иртыша приветливо холодит щёки. Миляга Клаус забегает в столовку Облсовпрофа, чтобы раскукожить ошалевшие от неожиданности тестикулы и кричит: хай, гайз! И тут ему навстречу выдвигается габаритный мужчина с затылком-кирпичом и хмуро говорит: «хай» говоришь? Да я ваших «хайлей» штык-ножом четыре года по всей Белоруссии резал. В следующую секунду мир превращается в хаос.

Пожарные, конечно, отольют их водичкой. Выяснится, что миляга Клаус не бельмекает по-русски, да и въездной визы у него нет. Так и соберётся под конвоем вся семейка через недельку-другую в номерной «шарашке» в одном из безымянных Ленинсков, что россыпью настроено вокруг Байконура, среди пыли и снега. Побуянят, конечно, потом перейдут к фазе торга, а там и притерпятся. Элисон вязать научится, Лютер будет за сборную Казахской ССР по самбо выступать, Клаус с призраком своим станут привычной частью пейзажа возле местного чипка. В общем, совершенно другая история могла бы выйти.

Это я к чему? Завидую тёплому климату просто. Холодно сейчас. Навалю на себя котов и одеял, да продолжу просмотр. И вам удачного вечера.

Про жизнь и про эмпатию

Я когда с бесчеловечностью сталкиваюсь, то часто впадаю в ступор. Первая реакция: нельзя же быть таким идиотом?! Потом приходит ярость, а потом – пустота. Сегодня с утра, как обычно, цейтнот, быстро забегаю в пустое кафе, беру на раздаче завтрак, слышу за спиной громкий звон. Оборачиваюсь, стоит растерянный мальчик лет семи-восьми с подносом в руках, на полу рядом – разбитая кружка.

– Это на счастье, малыш, – с улыбкой подбадривают пацана официантки. И тут его двухметровый здоровяк-отец багровеет и начинает орать: «Давай быстрее! Быстрее, я сказал!». Мальчик явно растерян, у него ступор, он замер на месте с подносом и не знает, что делать. Он переводит взгляд с отца на официанток, на меня, снова на отца. А тот не унимается: «Давай неси быстро, пока я тебе поджопников не навешал!».

Пожилая женщина выходит из-за стойки с грязной посудой и говорит: «Ему же неудобно нести, поднос слишком большой». Но отец не унимается, он же Настоящий Мужик, поэтому вежливо орёт ей: «Неудобно срать на потолке! Быстро пошёл!». С этими словами он выходит из кафе, а бедный пацанёнок, двигаясь, как стеклянный, кое-как доносит поднос до стойки, хватает рюкзак, куртку и выбегает в тамбур, где суетливо начинает одеваться.

Я хотел сказать чуваку, что криком мужика не воспитаешь. Криком и муштрой воспитывается не мужик, а трусоватое, ушлое существо, которое будет обузой для себя и окружающих. Но потом подумал, что одно замечание не сделает человека из мужлана, самоутверждающегося за счёт беззащитного и доверчивого ребёнка. Одна фраза не воспитает человека в существе, которое, вероятнее всего, проделало долгий путь к тому, чтобы стать калиброванным мудаком.

Через пять шесть лет ребёнок перестанет отвечать на вопрос «Как дела?». Ещё через пять он перестанет звонить сам. А ещё через пять – перезванивать после сброшенного звонка. А потом между ним и родителями образуется плотный вакуум. И на все стенания типа «Сынок, я же тебя воспитывал» он будет вспоминать эту кружку, этот поднос и думать: «Неужели ты не помнишь, что воспитывал меня поджопниками?».

Любой удар оставляет шрам. Любой окрик оставляет шрам. За всё придётся заплатить. За всё. Но иногда эту науку приходится усваивать через болезненные и, увы, запоздалые уроки. А иногда – не усвоить вовсе. А вы спрашиваете, откуда у меня книжки берутся? Да из-за таких вот мудаков и берутся.

Не ходите в писатели. Писательская эмпатия – тяжкий груз. Порой и вовсе невыносимый. Простите, что поделился всем этим… Не знаю, зачем. Остаётся надеяться лишь на то, что это был не отец, а какой-нибудь дядя или ещё какой-нибудь хрен с бугра, и малыш будет расти дальше в обстановке любви и поддержки. Берегите детей. Да вообще всех берегите. За всё придётся заплатить. За всё. Всё воздастся.

Сонные псы

На днях мне приснилось, что я подобрал на улице таксу. Милую, маленькую, такого, знаете, песочного цвета. А друзья знают, что у меня сложные отношения со сном. Мало того, что он у меня полифазный, так у меня ещё и сновидения сложносочинённые, цветные и многосерийные. Реально, я один и тот же сюжет могу несколько месяцев смотреть.

Ну и, короче, живём мы во сне с этой таксой, она прикольная. И тут сегодня ночью мне приходит в голову странная мысль. И я говорю своей любимой девушке (там, во сне):
– Слушай, у нас же две собаки. Почему они не играют вместе? Такса у нас живёт уже неделю, но почему я их с Чижом вообще никогда вдвоём вместе не вижу?

Моя любимая девушка засмеялась и сказала:
– Ну, конечно же, ты их не видишь. Потому что такса тут, а Чижик – там. Ты же сейчас спишь, поэтому видишь таксу. А проснёшься – поиграешь с Чижом.

И тут я проснулся. Надо сказать, проснулся несколько обескураженный. Попил воды, погладил Чижика. Васю тоже погладил. А такса там осталась, во сне. Сегодня ночью лягу спать, а тут хоба и такса ещё. Пелевинщина, да? А я так живу, пацаны.

Из дневников писателя

А ещё иду вчера с Чижонком по парку, смотрю стоит мужичок и остервенело бьёт кайлом землю. Подошёл поближе, он поворачивается и говорит:
– Вот собачку хочу похоронить.

Лицо красное, нескольких зубов нет, на вид мужичку лет под шестьдесят и он совершенно остекленел от горя. Я говорю, мол, вы только порошку стирального не забудьте насыпать на труп, потому что бродячие же ходят, откопают. Он нас поблагодарил, снова взялся за кайло, а мы пошли.

А сегодня идём той же тропинкой, снег в этом месте утоптан и красивая бумажная роза лежит. Похоронил, значит. И так, сука, сердце защемило. И вот в этой вот эмпатии самая большая проблема для писателя. Потому что в той фазе, когда конструируешь внутренние конфликты героев, эмпатия возрастает over 80 lvl, ты словно со снятой кожей живёшь. И мужичок ещё этот... В другой бы раз мимо прошёл, не взглянул бы даже. А тут...

Смотришь в эти красные глаза с узкими от алкоголя зрачками и понимаешь, что боль одного человека совершенно не отличается от боли, допустим, семидесяти человек, или ста, там. И всё это аж вскрывает впополам. И вот это – самая большая для меня проблема, а не выдуманный "писательский блок" или воспетые романтичными говнарями "муки творчества". Чушь это всё. А вот эмпатия – реальная беда, потому что надо жить, надо ходить на работу, надо держать осанку. А тут роза эта бумажная.

Дорогой дневничок

Сегодня замутил такой вот завтрак, как в детском садике. Кот Вася ходил кругами и клянчил яйца, а я ему сказал: вот ты, васенька, только что свежей пищи вкусил, а совести у тебя не прибавилось. Он сказал "мя" и ушёл на батарею. А я сел писать и наваял две тысячи слов, теперь у меня голова гудит как чайник.


И вообще, когда пишешь роман, то ведёшь себя как полоумный влюблённый, который подбегает к людям и говорит: не, ты прикинь, у неё такие ноги, она такая вся. А человек идёт и думает: хорошо, что у меня с собой топора нету. Хотя нет, не хорошо, а наоборот, очень жаль. Щас бы обухом тебе ка-а-ак... А влюблённый такой: а смотри, какую она мне открытку прислала, а вот я ей. А человек такой: хотя, нет. Обухом вряд ли. Лучше бы лезвием. А влюблённый такой: а ещё мы придумали друг другу специальные ласковые имена. Я зову её... А человек такой думает: сука, как же тебя заткнуть, зануда блядский?

Поэтому последнее время я часто молчу, когда с кем-либо встречаюсь. Потому что у меня роман. Красивый, как я не знаю что. Я зову его... Тьфу. Началось. Всё, умолкаю.

История несостоявшейся любви

Иду через старые кварталы, такие, по-моему, в каждом городе есть — желтые двухэтажные бараки, построенные трудармейцами, вперемешку с хрущёбами, всё это густо поросло бояркой и сиренью, вон тут — бельё чьё-то сушится вперемешку с лиловыми трениками, там — почтовые ящики, ещё дальше дети на мерзко пиликающих качелях. Лето. Плюс двадцать четыре и пахнёт липовым цветом.

И тут идёт тигровый питбуль, сука. Здоровенная такая, видно, что пожилая, но даже поживший питбуль без ошейника — это так себе попутчик. Ей навстречу бодро выбегает той-терьер, а у него ещё и хвост не купирован, это делает его ещё жальче, потому что эта кралечка на жопе, как заблудившийся лишний мизинчик, ой всё. И он ещё гордо так, иноходью. Ой всё опять. И давай с нею дружить, ну то есть как дружить, носом в жопу, как у всех приличных собак. Размером кавалер примерно с её нос.

Я огляделся, на роль хозяина питбулихи мог претендовать только согбенный старец мафусаиловых лет, опиравшийся на две клюки и двигавшийся примерно со скоростью два аршина в час. И тут от подъезда скрипучий голос:
— Роня, скотина такая, быстро ко мне!

Оказалось, Роня — это миниатюрный собачий казанова а нарядной алой шлейке, а его хозяйка — пьющая по виду и уже гашеная прямо щас (было около часу дня) женщина неопределённых лет, возможно, она проспиртовалась настолько, что ещё Ленина видела. А возможно, и не видела доцифровой эпохи, всё так сложно, с этой "палёнкой".
— Роня ко мне, паскуда, я с тебя шкуру щас сорву! Твою мать, глухая дрянь, ко мне, я сказала!
Проклятия множились, но ни слова мата. Роня смирился, подошёл к хозяйке и та (уже ласково):
— Вот, паскудник не будешь рыло своё куда попало макать. Не твой размерчик.
Пауза. Потом с задумчивостью и даже некоторой тоской и умудрённостью:
— Да и вообще... Старовата для тебя эта девочка.

Бытовое, полифазное

Сегодня проснулся от того, что в наш дом пикировал сверхзвуковой самолёт, правда, в последний момент он сжалился, выправил управление и улетел за облака, но грохот стоял такой, будто бы он реально собирается снести нам крышу. А я только с полчаса как лёг, у меня ж полифазный сон, я ж чувствую себя примерно как зомби в начальной фазе заражения и не соображаю ничего.

Только смежил веки, во двор, громыхая и пердя, въехал древний жестяной трактор, замер, как старая лошадь, которая забыла, пришла она или собралась уходить, и продолжил оглушительно пердеть. Чижик вышел на балкон и храбро сказал: "Трактор! А ну-ка уходи! Это мы тут живём". Трактор уехал. Чижик сказал: "И можешь не возвращаться, а то вон как навонял!". Всё это громко, с выражением, на весь квартал.

Я повернулся на другой бок и положил на голову подушку. Пришёл Вася, сунул под подушку свой длинный нос и сказал, что хочет есть, пить, какать, писать, на ручки и фыр-фыр-фыр. Я повернулся на тот, первый бок и запустил в Васю подушкой. Снова пролетел самолёт, Чиж спрятался за вешалку а потом вышел на балкон и крикнул вслед самолёту: "Ты мне всех котов распугал! Не возвращайся больше!". Но Чиж маленький, а самолёт большой, поэтому он сделал ещё круг, навевая своим сверхзвуковым воем мрачные мысли об апокалипсисе. Согнанный с кровати Вася начал маршировать вокруг на безопасном расстоянии с поднятым хвостом и скандировать:"Я! Хочу! Фыр-фыр! Я! Хочу! Фыр-фыр! Я! Хочу! Фыр-фыр!"

Моя любимая девушка открыла глаза и сказала: "Рыженький, избей их всех, пожалуйста'. Я собрался и пошёл на тренировку в парк. Только там я перестал быть зомби

ОРУ!!!111

Однажды человек пришел к мудрецу и сказал ему:
— Мудрец, я хочу жениться и выбираю девственницу.
На что мудрец спросил его:
— А почему ты выбираешь именно девственницу?
Человек ответил:
— Выбирая девственницу, я буду уверен, что моя жена добродетельна.
Тогда мудрец поднялся и ушёл в комнату.
Вернувшись, он в руках держал два кусочка говна, один целый, другой надкушенный.
Старый мудрец предложил человеку попробовать по кусочку говна. Юноша попробовал надкушенный кусочек говна, говно оказалось старое и несвежее. Тогда юноша попробовал свежий кусочек, говно оказалось мерзкое и вонючее.
Человек в недоумении развёл руками:
— Учитель, так какую жену мне надо выбирать?
Мудрец ответил:
— Да иди ты нахуй, говноед хуев!

(no subject)

Вчера приснилось, что я просыпаюсь с похмелья в какой-то незнакомой кальянной. И понимаю, что накануне ужасно расстроил любимую девушку своими дикими выходками (хотя я уж лет пятнадцать, как приличный мальчик). А ещё у меня в руке счёт и я никак не могу его оплатить, потому что кругом все бухие в хлам. Проснулся в холодном поту.

Сегодня приснилось, что я за каким-то чертом поехал снимать жизнь каких-то бомжей-каннибалов в какой-то anus mundi. С чужим и очень дорогим фотоаппаратом. Бежал со всех ног от их гостеприимства. Вернулся к своей "ниве", застал её разобранной. Проснулся в холодном поту.

Метеозависимость, хватит, уходи. Холодный пот как-то сильно утомил.