Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Эх, Михал Михалыч...

Его величие состояло в том, что он создал свой собственный жанр. Это очень сложно — создать собственный жанр в культуре. На свете полно людей с микрофонами, но он был таким единственным. 

Во времена "парада генсеков" шутили: 
— Когда Жванецкий умрёт, что напишут в БСЭ (Большой Советской энциклопедии)? Что Брежнев, Андропов, Черненко, Устинов были мелкими политическими деятелями эпохи Жванецкого. 

Он и был эпохой. Самые острые и важные вещи для меня и многих моих сверстников озвучивал именно его голос. Понятно было, что он не вечен. Вечных нет. Но после ухода таких людей на внутреннем глобусе остаётся зияющая дыра, которую очень трудно потом заделать. 

Светлая память, Михал Михалыч. 

Про эмидемии немношк

Товарищ-врач прислал. Не могу не поделиться: «Во время эпидемии свиного гриппа лет десять назад, безвестный автор произвел на свет гениальное, ящитаю произведение, которое актуально и сейчас, и думаю еще долго будет:

Пациент в Зимбабве: Доктор, у меня отваливаются уши.

Врач в Зимбабве: Да это какая-то хуйня! А что вы делали?

Пациент: Ебал гусей.

Доктор: Так у вас гусиная хуйня!

Пациент: Спасибо, доктор! (умирает)

Доктор (записывает в журнал): Пациент умер от гусиной хуйни.

Пресс-служба минздрава Зимбабве: За прошедшую неделю в Зимбабве умерло
две с половиной тысячи человек от голода, пять тысяч четыреста от
отравления протухшими бананами и один человек от гусиной хуйни.

Журналист (записывает): Гусиная хуйня вошла в список трех главных причин
смертности в Зимбабве.

Новостное агентство: В Зимбабве участились случаи заболевания
неизлечимой гусиной хуйней.

Телеканал: Неизвестное ранее заболевание гусиной хуйней выкашивает
население Зимбабве. Министерство здравоохранения Зимбабве призывает не
паниковать.

Научное светило А: Да, гусиная хуйня не известна науке и в этом ее
главная угроза.

Авиакомпания Конго Эйр: Мы прекращаем все полеты в Зимбабве до
разрешения эпидемии гусиной хуйни.

Научное светило Б: Власти скрывают! На самом деле гусиная хуйня уже
проникла в Европу - в Амстердаме видели чихающего негра с гусем под
мышкой.

Пресса (публикует фотографии гусей): Гагакающие убийцы рядом!

Политик: Для борьбы охватившей мир эпидемией гусиной хуйни крайне
необходимо истребить всех гусей.

Милиция (козыряет): Будет сделано.

Владельцы гусиных ферм: Да вы что, охуели? (Красиво дерутся с милицией
под щелканье вспышек прессы)

Пресса: Заговор владельцев гусиных ферм угрожает национальной
безопасности!

Министр здравоохранения Монголии: Для спасения страны от эпидемии
гусиной хуйни, которая вплотную подобралась к нашим границам, нам крайне
необходимо выделить сто миллионов долларов на переоснащение лаборатории
по борьбе с утиной хуйней.

Премьер-министр Монголии: Да вы охуели!

Президент Монголии: Премьер-министр слишком погрязла в финансовых
махинациях, договорах с Китаем о поставках хлеба и нагло игнорирует
реальную угрозу населению свободолюбивой Монголии!

Бывший премьер-министр Монголии: Наша партия срочно требует спасти
население от вируса гусиной хуйни. Ну или по крайней мере население
восточной Монголии.

Кандидат в президенты Монголии: Единственный способ спасти страну -
прекратить отношения с загнивающим западом, откуда пошла гусиная хуйня,
а вместо этого уплотнить сотрудничество с Китаем и войти в его состав на
правах автономии. Китай нас спасет!

Избиратели Монголии: Да вы охуели!».

Я так подозреваю, что продолжение следует» – такой вывод делет мой друг.

Что читать в выходные

На днях читал статью о том, что глубокое запойное чтение снимает стресс даже лучше шаловливых препаратиков. Американцы, по-моему, проводили исследования, большая выборка, все дела. В общем, читайте и оздоравливайтесь. Сегодня как раз расскажу про роман, который никак иначе не получится прочесть, кроме как запоем.

Один из самых влиятельных литературных критиков России Галина Юзефович сказала о нём: "потрясающей силы книга и определенно один из лучших русских романов за последние лет, ну, скажем двадцать".


«Заххок» Владимира Медведева — это подарок, конечно. В него ныряешь и не выныриваешь, пока он не закончится. Остановиться невозможно. Начинается он простоватенько, но это кажущаяся простота, поскольку повестование начинается от имени обычного русского подростка из крохотного таджикского городка. Потом на сцену выступают другие герои: сестра подростка, боевая девочка Зарина, поэтичный сельский ветеринар Джоруб, лаконичный человек действия, ветеран афганской войны Даврон, балбесистый пацанёнок Карим Тыква, суфийский шейх и местный святой эшон Ваххоб, русский журналист Олег – всех не упомню, но каждый из них поёт свои голосом, описывая сюжет со своей стороны, и в какой-то момент это многоголосие завораживает.

"Заххок" роман жуткий, он не вызывает ужаса живописанием пыток или физиологических подробностей, это не хоррор и не зомби-апокалипсис. Но автор так умело нагнетает атмосферу тотального страха, от которого нет спасения никому, что волосы на руках начинают дыбом вставать.

При этом, повторюсь, оторваться от чтения невозможно. Что там происходит? Попытаюсь рассказать без спойлеров. Русская женщина Вера и двое её детей вынуждены бежать из крохотного таджикского городка в дальний кишлак в горах, спасаясь у родственников погибшего мужа. Он был таджик, но его дети всё равно считаются русскими. На дворе начало 90-х, гражданская война в Таджикистане в самом разгаре. Но в далёком кишлаке жизненный уклад не меняется сотни лет.

Пришельцы начинают как-то приспосабливаться к горским обычаям, к реальности голодной смерти, если вымрет отара или град побьёт посевы; к простой жизни, где чтобы посадить горох, надо очистить крохотное поле от нападавших с гор камней. К тому, что в горах живут дэвы, что горных козлов охраняют пари, что женщина, режущая петуха, должна держать морковку между ног, притворяясь мужчиной, чтобы обмануть духов. А управляет всем этим миром святой отшельник – эшон.

И вот в этот суровый мир приходит бывший парторг Зухуршо, носящий на плечах огромного удава как символ своей власти. И вот бывший мелкий партийный деятель, возвысившийся на штыках уголовников, начинает чувствовать себя падишахом.

Реалистическая и довольно лаконичная проза Медведева покоится на мощной подложке из персидскй литературной традиции (тиран Заххок – персонаж великого сказания "Шах-наме") и народных сказаний, от чего реальность вдруг становится магической, а каждый момент оказывается сшитым с вечностью.

В какой-то момент Медведев совершенно отрывается от земли и поднимается на высоту большого эпоса. Там, в той стратосфере, становится уже не важно, что сюжет разворачивается в декорациях южного Таджикистана эпохи 90-х; "Заххок" становится "историей вообще", не про таджиков и не про русских, а вообще про всех людей. Про то, что человек – самый страшный зверь, но он же и самый милосердный ангел. Про то, что обе эти ипостаси вместе с сотней других могут жить в одном и том же человеке в один и тот же момент времени.

Я счастлив, что прочёл "Заххок". Я давно не испытывал такого мучительного удовольствия.

Чем развеяться в выхи?

Что поглядеть в выходные? Конечно, вызывающе неполиткорретную и наполненную сортирным юмором политическую комедию The Brink (На грани, 2015; НВО; 10 серий по полчаса).

Пакистан. Мелкий чиновник посольства Алекс Талботт, постоянно балансирующий на грани увольнения (Джек Блэк «Школа рока») едет со своим водителем в какую-то жопу Исламабада, чтобы вырубить там пакет дури. Пока он едет, власть в стране захватывает чувак со справкой из дурдома. Теперь у него в руках ядерное оружие и он одержим идеей стереть Израиль с лица Земли.


Тем временем, госсекретарь США (Тим Роббинс, «Побег из Шоушенка») трахает всё живое, что попадается ему на пути. Выясняется, что Талботт, исправно поставлявший ему проституток – единственный, кто владеет ситуацией в Пакистане за пределами посольства. Проблема ещё и в том, что Израиль обещает нанести упреждающий удар по Пакистану, а Китай немедленно обещает поддержку Исламабаду. Из ничего возникает угроза ядерного конфликта.

И начинается. До кучи, лучшие пилоты авианосца, будучи обжабанными какой-то мутной наркотой, случайно сбивают индийский дрон и Индия тут же объявляет о начале военных действий. А дальше полный коктейль: куча бухла и наркоты, куча неадекватных дипломатов (америиканский посол в Пакистане, например, вообще ждёт Апокалиписиса и верит, что Боженька заберет его с собой в кущи райские), целый парад сумасшедших разной степени неадекватности – всё, как мы любим.

Плотность событий очень высока, шутки на уровне Saturday Night Live шоу, то есть не совсем сортир; плюс всё очень динамично и смотрится легко. Самое то развеяться в выхи.

Первоапрельское

К этому вашему первому апреля и «первоапрельским шуткам» я отношусь примерно так. Допустим, тебя зовут в гости неплохие, интересные и неглупые люди. Ты лезешь в шкаф, достаёшь оттуда чистую рубашку, покупаешь в сельпо кусок санкционного сыра, в алкомаркете – бутылочку новосветского вина, полчаса едешь до гетто, где обитают эти неплохие, интересные и неглупые люди, вспоминая, как же ты заебался на работе и как хорошо бы уже съездить в отпуск.

И вот тебя встречают у порога, всюду цветы, улыбки, играет приятная музыка, щеки у тебя моментально запомадились от приветственных поцелуев, запахи дорогих духов, на столе ростбиф окровавленный и страсбургский пирог, и всё такое. Вы садитесь за стол и тут… В комнату заходит Евгений Ваганович Петросян. И начинает нести свою годами выверенную программу для увеселения широких пенсионерских масс. Остроумную, как выступление ротного на плацу в преддверие первомайских праздников.

Ты озираешься, совершенно не понимая, как эти, в перспективе, милые посиделки превратились в сущий ад. А хозяева, которые ещё полчаса назад были неплохие, интересные и неглупые люди, тебе подмигивают и говорят: круто, да? Тут ты понимаешь, что если не выпьешь сейчас граммов двести, то всенепременно поедешь по сто пятой «мокрой» статье в неуютную республику Коми лет на десять валить лес.

Жмурясь и щурясь от градом сыплющихся шуточек Евгения Вагановича («Кактус — это глубоко разочарованный в жизни огурец» – огонь же, да же? – спрашивают тебя хозяева, противоестественно подмигивая, как педофил у школы) ты хватаешь со стола бутылку виски, отворачиваешь ей голову, плескаешь в стакан, замахиваешь, а там… Там вчерашний чай. Ты смотришь на хозяев, на Евгения Вагановича, а хозяева такие: «Оборжака же, да же?».

Ну и ты, разумеется, в этом месте встаёшь и уходишь. А хозяева кричат вслед: «Погоди, не уходи, щас ещё Дубовицкая приедет с Дроботенкой». Тогда ты разворачиваешься и, поигрывая желваками, мстительно забираешь с собой санкционный сыр и новосветское вино. Евгений Ваганович, наконец, затыкается, хозяева удивлённо распахивают глаза и спрашивают: «Э, погоди, ты чего?». А ты бросаешь им: «Оборжака, да же?», откусываешь от сыра кусок, делаешь глоток из горла и удаляешься прочь, думая: «Ну, вот. А ведь казались такими неплохими, интересными и неглупыми людьми».

Вот и всё ваше первое апреля такое же говно дубовицкого уровня. Уж, простите, если кого обидел. Впрочем, пофигу.

---
и да, меня можно читать и в Телеграме

Покер фейс

У меня есть идиотская привычка: я часто шучу с каменным лицом. Помню, лет сто назад, послала меня Дорогаяредакция брать интервью у британского консула. Протокольное мероприятие, скучное, как разведение редиса. Роли расписаны как выходы на бал у предводителя дворянства где-нибудь в Воронеже. Мой фотограф пришёл в видавшей виды жилетке, чем вызвал гнев принимающей (консула) стороны.
– Вы почему не в галстуке?
– Я в этом жилете президента нашей страны Владимира Владимировича Путина фотографировал. И из-за вашего паршивенького консула наряжаться не намерен, – ледяным тоном ответил фотограф.

Потом пришла моя очередь. Представитель консула спросил, какие вопросы я намерен задать и есть ли у меня какие-либо пожелания господину консулу. Не знаю, что меня дёрнуло, но я почему-то сказал:
– Я хотел бы знать, когда Борис Абрамович Березовский выйдет на Трафальгарскую площадь, обнажит голову, посыплет её пеплом и попросит прощения у русского народа. Конечно, если бы он сделал это на каждой центральной площади каждого из хотя бы более-менее крупных городов, было бы лучше. Но меня устроит и телетрансляция из Лондона.
– Во-во, – согласился фотограф.

Стоит ли говорить, что нам было вежливо отказано в интервью. Я обрадовался и пошёл бухать с друзьями. С тех самых пор, любимая девушка мне всегда говорит, когда я собираюсь на какое-нибудь публичное мероприятие: «Рыженький, только, пожалуйста, не пей и не шути. Главным образом, не шути».

А, вспомнил. Точно так же у меня сорвалось Важное Интервью с какием-то высокопоставленным хуем из правительства Российской Федерации, которого непонятно за что прислали в Щелябинск что-то проинспектировать. Там я ляпнул помощнице:
– Доколе мы, русские люди, будем заниматься лицемерной игрой в демократию? Когда мы уже узаконим монархию и заживём по заветам предков?

А вот слушал бы в детстве Людмилу Зыкину и ВИА «Цветы» вместо всяких наркоманов и моральных разложенцев, был бы приличным человеком.

Собственно, про то, что я слушал, как я дошёл до жизни такой и прочие истории, можно прочесть тут (если ещё кто не).
stay cool бля

«Убийца из города абрикосов» Витольда Шабловского

Эту книгу я закачал в свой айпад уже давно, прочтя хвалебный отзыв, в котором она называлась "идеальным тревелогом", рассказывающим о современной Турции. По-моему, все мои друзья уже побывали в этой стране и видели её с разных сторон. Кто-то восхищался развалинами Каппадокии, кто-то так и не выехал за границы турзоны Анталии. Один мимолётный знакомец родом из Штатов рассказывал, что больше никогд не поедет туда, после того, как свернув с нахоженных туристических маршрутов в поисках "настоящего Стамбула" на второй день получил ножом под ребро и чуть не отдал богу душу.

Об ужасных турках мне рассказывали бакинские знакомые, проклиная своих южных соседей. О прекрасных турках мне рассказывали друзья, решившиеся попутешествовать по стране с рюкзаком. А тут... Вся эта история с нашим сбитым самолётом и поднявшаяся вслед истерика в соцсетях, которая, как все политические истерики последнего "пост-хохлятского" времени носит уж такой разухабистый характер, что хочется закрыть глаза и уши.

Убийца из города абрикосов Витольд Шабловский

В общем, подходящий момент для чтения журналистского тревелога, отмеченного премиями британского ПЕН-клуба и Европейского парламента. При всей мастеровитости, с которой книга сделана (хоть юных журналистов по ней учи), читать её по началу довольно тяжело и, местами, откровенно страшноватенько: торговля людьми, "убийства чести", подковёрная сторона легальной проституции и прочие малоприятные вещи описываются Шабловским беспристрастно, но подробно.

К счастью, позже становится полегче. Краткий курс современной турецкой политики перемежается очерками о знаковых именах, типа Назыма Хикмета и Орхана Памука, и  всё это густо сдобрено множеством маленьких интервью с совершенно обычными людьми – деревенским имамом, продавцом в лавке, водителем, полусумасшедшим нищим, самодельным гидом, студенткой, её другом. Идеальный способ дать почувствовать дух страны – представить максимально широкий срез общества от пионера до пенсионера.

Читая о ностальгии турков по временам Османской империи, об их двойном комплексе по отношению к Западу, где сочетается острая нужда в одобрении с откровенным презрением к западной "бездуховности", о комплексе терпилы (изнасиловали? сама виновата), о том, как они застряли между духовными скрепами и прогрессом, начинаешь подозревтаь, что между нами гораздо больше общего, чем могло бы показаться.

В общем, хорошая книжка. Прочёл с удовольствием.
---
оригинал записи опубликован в блоге iDiot Daily
stay cool бля

местный политический анекдот

Челябинск. Раннее утро, площадь у автовокзала «Юность». В редкой толпе пассажиров выделяется ухоженный пухлый человек в костюме, с портфелем и жалобым взглядом. К перрону подъезжает междугородний корейский автобус «секонд хэнд» рейса «Магнитогорск-Челябинск».

Оттуда выходит несколько заспанных пассажиров. Человек в костюме и с портфелем высматривает чувака в более-менее чистой рубашке, подбегает к нему и дрожащим голосом спрашивает:
– Вы – магнитогорец?
– Да.
– Коренной?
– Да ты охуел? Пожизни проработал на Комбинате, отец, дед – все там.
Человек с портфелем, светясь от счастья и надежды:
– Прекрасно! В правительстве поработаете?


Челябинцы поймут.