Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

(no subject)

Жизнь культурного человека в Щелябе трудна. Особенно, если под словами «культурный досуг» ты подразумеваешь не пьяный ор в караоке, а степенный поход в театр. Там, в театрах, можно нарваться на такое, что потом будешь уши чистить ватной палочкой и глаза холодной водой промывать. Тем удивительнее то, что предлагает Камерный театр по субботам ночью. Практически, актёрская партизанщина.


Я сходил и офигел. Я вспомнил, что такое настоящий катарсис. Я, например, снова вспомнил, почему я когда-то любил театр. Вспомнил, что театр может быть свободным. Что может существовать не только русский психологический театр, чугунной гирей болтающийся на шее наших актёров и постановщиков. В общем, я постарался сделать для вас интересный материал [тыкать сюда].

Был в театре. Был ошарашен

Вчера пережил весьма неожиданный и интересный зрительский опыт. Алла Точилкина пригласила вечером на постановку, а я ж простой парень, я обычно даже названий не спрашиваю. Никогда не читаю рецензий, ничего не узнаю об актёрах-режиссёрах, я и кино так же точно смотрю – предпочитаю сохранять дзенское состояние чистого листа и свежесть восприятия.

В общем, забегаю в драму из вечернего снежного вечера, из этого нашего с вами повседневного Абсурдистана, постмодернистского дискурса и тотальной биткоинизации мозга и оказываюсь в зале с малой сценой, на которой дают постановку «Святая блаженная Ксения Петербургская в житии» с подзаголовком «пьеса в клеймах». Клейма это в русской иконописи небольшие композиции с сюжетом из жития того святого, кому посвящена икона, располагающиеся вокруг центрального изображения — средника. Вот где меня накрыло-то. Там ка-а-ак начнётся всё с воя плакальщицы и ка-а-ак покатится вся вот эта история с «обидели юродивого, отняли копеечку»…

Пьеса очень тяжёлая, Леванов написал её таким непролазным церковно-восковым языком (некоторый оммаж Лескову, на мой вкус), пересыпанным фольклорными ходами, плюс она представляет из себя художественное осмысление юродства – а это вообще очень эмоционально тяжёлая штука. Плюс я ещё не то, что от православия, а от христианства вообще достаточно далёк, хотя язык ранних христианских текстов кажется мне очень выразительным и мощным, как и язык Библии, кстати. Я ж помню, учил старославянский в университетские годы, даже какие-то тексты разбирал.

Зато малая сцена даёт прочувствовать всю нюансировку работы актёра над ролью. Я сидел на втором ряду, слышал каждый шёпот. И это было круто, потому что там не только сама Алла Сергеевна хороша (впрочем, она всегда хороша, я подозреваю это ещё со времён «Контрабаса», где она сыграла мужскую роль), там ещё и её партнёрша по сцене Наталья Сколова даёт жару. Разумеется, сама тема юродства и жития блаженных даёт широчайшие возможности для артиста разгуляться и выплеснуть всю палитру выразительных средств от эпилептоидного припадка до леденящего шёпота. Но там ещё и сам актёрский дуэт хорош и пластические решения, реализованные в этом дуэте.

В общем, думаю, человеку с христианским мировоззрением эта постановка будет очень даже небезынтересна. Кстати, несмотря на всю свою тяжесть, она оставляет хорошее тёплое послевкусие. После спектакля подхожу к Алле Сергеевне «Машину снов» ей подписать и поблагодарить. Говорю, люблю постановки с минималистичной сценографией, когда дыхание артиста всё решает. Она смеётся:
– Это единственный спектакль театра «Бабы», где вообще декорации есть. Мы ж такой театр, удобный. Нам где покрывалько подстелили, там нам и театр.

Вердикт: пьеса тяжёленная, но сделана очень хорошо. Если любите посмотреть тонкую и энергозатратную актёрскую работу, с полутонами, с эмоциональной отдачей – то «Блаженная Ксения» самое оно.

Про «детей Хабенского»

Перед праздниками Константин Юрьевич собирал все студии (их, кроме нашей "Это правда", по-моему ещё порядка десяти по стране) в Нижнем Новгороде на фестиваль «Малая сцена большой жизни», где дети держали перед мастером творческий отчёт, а также играли спектакли на публику. Значительная часть сборов с них традиционно идёт на лечение онкобольных детей.


Константин Юрьевич выходил на сцену в постановках «Хахачу», «Перелистывая страницы» и, разумеется, наш «Папа, я тебя люблю». Похвастаюсь: наши дети выступили отлично. Я не буду цитировать отзывы нижегородцев (там восторг, всё капслоком и с миллионами восклицательных знаков), скажу лишь, что сам Хабенский на пресс-конфе челябинскую студию отметил отдельно:

– Я занимаюсь этим потому, что мне это интересно. Если бы не было это интересно, то никакие коврижки бы меня в эту сторону не заманили, – объяснил Константин Юрьевич свой подход к организации студий. – Занимаюсь я этим уже не первый год. И каждый год тот результат, что я вижу – не в смысле спектаклей, а в смысле того, с кем я общаюсь, дети-студийцы – меня поражает. Я сейчас забежал на репетицию к челябинцам, я с ними немножко по-другому начинаю дышать. Если вспомнить то, как мы открывались два года назад и сравнить – это, конечно, совершенно другие люди и меня это очень радует. И меня очень радует, что я имею какое-то отношение к их формированию.

Вы себе не представляете, как мы тут все гордимся. Мы – фавориты фестиваля! Константин Юрьевич просто так похвалы направо-налево не раздаёт. И да, из кулуаров поползли благоприятные слухи и теперь мы очень надеемся попасть с этим спектаклем в Москву. Теперь нам всем волнительно, спектакль надо шлифовать и шлифовать, поскольку это verbatim: живой, дышащий организм.

Маша там ещё несколько идей придумала, что делать дальше, после «Пап», но пока не колется. Молчит как пленный партизан, но улыбается очень хитренько так, это хороший признак. В общем, все молодцы. Отлично съездили.

А, забыл сказать. К нам Константин Юрьевич приедет 29-го мая. Он выйдет на сцену театра драмы вместе с детьми. Очень интересно будет посмотреть, какая версия постановки у ребят получится к его приезду. Я уже несколько раз смотрел и каждый раз спектакль разный, и каждый раз всё лучше.

А, да. Юлия Жаботинская 21-го апреля обещала Студии приз вручить, потому что студия "Это правда" стала лауреатом премии Детского фонда "Андрюша" в этом году. Решение принято жюри единогласно. Это круто, между прочим.
stay cool бля

Про вчерашнюю благотворительную постановку с Хабенским

За что мне нравится современный театр – за вариантивность. Любимый фильм всегда будет одним и тем же: в любимой сцене герой всегда зайдёт в комнату и поднимет пистолет на той же самой временной отметке, что и вчера, и месяц, и год назад. И скажет одну и ту же фразу с давно понятными интонациями.

Современный театр предлагает множество форм, которые придают действию момент импровизационности. Джазовой свободы против академической нормативности. Особенно это заметно в жанре «вербатим», в котором челябинские театры не работают.

Вчера я смотрел «Пап» с Хабенским на сцене Драмы раз в четвёртый или пятый. Мне доставило отдельное удовольствие смотреть, как исходный материал шлифуется, дорабатывается, как меняются реплики, как вводятся новые сцены и отмирают те, которые выбивались из общего художественного замысла. Как гибко дети реагируют на эти изменения. «Папа, я люблю тебя» избавился от излишней надрывности, добавив тонкость интонирования.

Я за что отечественных джазовых певиц недолюбливаю? Кричат они громко, но сердечности мало. Это не Элла и не Нина Симон, которые могли шёпотом вздыбить у слушателя все волосы на теле. В театральном действии умение снизить накал не менее важно для того, чтобы тебя уж если накрыло катарсисом, то не сиюминутным, а полновесным, глубоким, который будет длиться, послевкусие которого останется ещё надолго после того, как ты покинул фойе, натянул тяжёлую зимнюю одежду и отправился по скользким заснеженным улицам обратно в обыденность.


Вчера это более тонкое интонирование придало «Папам», на мой вкус, больший кумулятивный эффект. Когда после своего душевного монолога Константин Юрьевич вышел на авансцену, попросил дать света в зал и перенёс действие за пределы рампы, было круто. Это был рывок к зрителю. Но и дети очень чутко отреагировали на его указания. Вместе они вынесли действие за рамки пьесы. Эффект, мне кажется, был достигнут.

Надеюсь, эту постановку ждёт долгая и интересная жизнь. Она человечна, тонка и пластична. Она покидает пределы логики и стреляет в сердце, туда, под мозоль жизненного опыта и цинизма.

Кстати, самое крутое зритель не увидел. Когда зал опустел, родители отыграли на сцене «капустник», который подготовили детям. Записав ответные монологи о любви, они ночью (студийцы ничего не знали, всё происходило в строжайшей тайне) всю неделю репетировали мини-спектакль. Конечно, они любители. Конечно, одной недели на это мало. Но получилось очень здорово. Проникновенно, искренне, глубоко.

Большое спасибо за доставленные переживания и Константину Юрьевичу, без которого бы эта большая машина не закрутилась бы, и Маше Петровой (куратору студии и автору спектакля), и Паше Каштанову (преподавателю актёрского мастерства и сцендвижения), и, конечно же, детям, и их родителям. Это лишь старт, студии всего два года. Но это яркий старт.

---
фото с бэкстейджа любезно предоставила Лиза Губарева. Она отличный фотограф.
stay cool бля

И о материальном

Завершая дли-и-инную историю про благотворительную постановку «Тот самый М.», которую мы отыграли на прошлой неделе, можно сказать, что не зря мы страдали от недосыпания и пахали на репетициях до полуночи.


Два спектакля собрали 639 тысяч. Четыреста из них пойдут в Фонд Константина Хабенского для детей, страдающих раком головного мозга, а на остальные деньги дети из студии «Это правда» поедут весной на фестиваль в Нижний Новгород. Возможно, для кого-то 400.000 не деньги. Но если вы когда-нибудь пробовали в кризис привлечь хотя бы «десятку» в какой-либо проект, то поймёте нашу гордость.

Кстати, когда в октябре студийцы из «Это правды» играли с Хабенским и Кортневым в Кремлёвском дворце, после спектакля к ним за кулисы пришли дети, которых вылечил Фонд. То есть студийцы сами видели, на что идут заработанные их спектаклями деньги. Это круто, мне кажется.

Ещё раз большое спасибо всем-всем-всем.

экстремальное комнатное жывотноводство

Помню, ребёнком проживал я в одном диком и страшном пригороде, где все цивилизационные точки были три тюрьмы, да восемь шахт. И был у меня там товарищ по играм в индейцев с литературным именем Владимир Дубровский. Честно. Прихожу я к нему как-то, звоню в дверь, а он орёт откуда-то их глубины хаты: http://idiot-daily.com/\»Заходи, открытоhttp://idiot-daily.com/\».

Зашёл я, ору ему с порога: http://idiot-daily.com/\»Вовка, ты где?!http://idiot-daily.com/\», он выходит из ванной, весь в задумчивости и говорит, пойдем мол.
— Решил я, — говорит, — хомяков искупать. Погрузил в ванну, открыл воду тёпленькую, а сам отвлёкся слеганца. Вспомнил через пятнадцать минут, думаю, всё, кирдык зверушкам.
— И чего? — спрашиваю. — Помэрла панночка?
— Да вот бы нахуй, — сказал Вовка и театрально расппахнул дверь.
В ванной стоймя, столбиками плавало штук восемь хомяков. Раздутые защёчные мешки придавали им какую-то важность. А между ними плавала пара уже подраскисших бумажных корабликов.
— И долго они так?
— Да с полчаса уже.

Потом мы их достали и накормили до отвала, не стали ждать, пока они как http://idiot-daily.com/\»Варягhttp://idiot-daily.com/\» на грунт залягут, пожалели. А вообще, я зверушек всегда жалел. Они же балбесы смешные. Особенно некоторые.

Originally published at iDiot Daily. You can comment here or there.